ООО «Суворов-Групп»
Профсоюзная ул., дом 93а 117279 Москва +7 495 532 54 57
Адрес «Юридический кабинет Суворова Андрея» ул. Профсоюзная, дом 93а, офис 2Б
Доп материалы
Статья 13. Нормативные правовые акты, применяемые при рассмотрении дел
Суворов-Групп

Статья 13. Арбитражно процессуального кодекса РФ, действующая редакция на 2021 год с комментариями

    276
  1. Арбитражные суды рассматривают дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, актов органов местного самоуправления.
    Арбитражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота.
  2. Арбитражный суд, установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта иному имеющему большую юридическую силу нормативному правовому акту, в том числе издание его с превышением полномочий, принимает судебный акт в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.
  3. Если при рассмотрении конкретного дела арбитражный суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле, Конституции Российской Федерации, арбитражный суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона.
  4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, арбитражный суд применяет правила международного договора.
  5. Арбитражный суд в соответствии с международным договором Российской Федерации, федеральным законом, соглашением сторон, заключенным в соответствии с ними, применяет нормы иностранного права. Данное правило не затрагивает действие императивных норм законодательства Российской Федерации, применение которых регулируется разделом VI Гражданского кодекса Российской Федерации.
  6. В случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права).

Комментарий к статье.

1. В комментируемой статье установлены те источники права, которые арбитражный суд использует для правового обоснования своего решения (иного судебного акта) по конкретному делу. Отличие данной нормы от положений ст. 3 АПК РФ состоит в том, что здесь речь идет не о процессуальных, а о материальных нормах права, напрямую не затрагивающих порядок отправления правосудия, но влияющих на юридическую квалификацию доводов сторон и иных участников процесса.

Законодатель перечисляет в ч. 1 источники права в зависимости от юридической силы — от Конституции РФ, международных договоров и т.д. вплоть до актов органов местного самоуправления. Ясно, что тот или иной правовой акт должен учитываться судом при принятии решения по делу, только если налицо совокупность условий:

  • данный правовой акт регулирует спорные правоотношения;
  • данный правовой акт является действующим, т.е. не отмененным и не прекратившим действие в связи с истечением срока (если его действие ограничено определенным сроком);
  • данный правовой акт не противоречит правовому акту большей юридической силы.

Необходимость правильного применения судом всей совокупности норм права, имеющих отношение к судебному разбирательству, не означает умаления принципа, согласно которому судьи подчиняются только Конституции РФ и закону, поскольку в данном случае речь идет не о подчинении суда различным нормам (регионального или муниципального уровня), а их использование в строго определенных целях — вынесения законного, обоснованного и справедливого решения.

Как следует из ч. 1 комментируемой статьи, арбитражный суд при необходимости помимо правовых актов применяет еще и обычаи делового оборота. Необходимость обращения к этому источнику права должна быть отмечена в законе. В настоящее время на применение обычаев указывает ст. 5 ГК РФ. Пленум Верховного Суда РФ на этот счет в Постановлении от 23.06.2015 N 25 отметил, что под обычаем, который в силу ст. 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении гражданско-правового спора, следует понимать не предусмотренное законодательством, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое правило поведения при установлении и осуществлении гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей не только в предпринимательской, но и иной деятельности, например определение гражданами порядка пользования общим имуществом, исполнение тех или иных обязательств. Подлежит применению обычай как зафиксированный в каком-либо документе (опубликованный в печати, изложенный в решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, засвидетельствованный Торгово-промышленной палатой Российской Федерации), так и существующий независимо от такой фиксации. Доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ).

Согласно п. 2 ст. 5 ГК РФ обычаи, противоречащие основным началам гражданского законодательства, а также обязательным для участников соответствующего отношения положениям законов, иных правовых актов или договору, не применяются.

Следует отметить два момента. Во-первых, налицо некоторое терминологическое рассогласование: ГК РФ говорит об обычаях (новая формулировка, применяющаяся с 01.03.2013 <15>), в то время как АПК РФ использует старую формулировку «обычаи делового оборота». Из контекста ясно, что это — синонимы, однако законодатель вполне мог бы унифицировать терминологию. Тем более, ГК РФ регулирует как раз те правоотношения, споры по которым преимущественно и рассматриваются в арбитражных судах. Во-вторых, не вполне ясно, что означает применение обычаев судом в случаях, предусмотренных законом. Для всей совокупности гражданских правоотношений имеет силу только правило ст. 5 ГК РФ, но, если бы обычай был включен в текст закона, он перестал бы существовать в своей оригинальной форме, тогда нечего было бы применять. Таким образом, комментируемое положение АПК РФ нужно понимать так: если суд установит, что стороны спора руководствовались обычаем в смысле ст. 5 ГК РФ, он также должен ориентироваться на него при разрешении спора.

———————————

<15> См.: Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Кроме того, важно обратить внимание на оговорку, которую делает ст. 5 ГК РФ: обычай может быть документированным или нет, от этого его юридическая сила не изменяется. Следует отметить, что в предпринимательской деятельности нередки случаи применения документированных обычаев. К таковым относятся, например, Международные правила толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС 2010) (публикация Международной торговой палаты N 715). Целью ИНКОТЕРМС является обеспечение комплекта международных правил толкования торговых терминов, наиболее часто используемых во внешней торговле. Путем использования единой терминологии можно избежать или, по крайней мере, значительно снизить неопределенность различного толкования таких терминов в отдельных странах, избежать недоразумений, споров и судебных разбирательств, траты времени и денег. Сфера применения ИНКОТЕРМС ограничена вопросами, относящимися к правам и обязанностям сторон договора купли-продажи в отношении поставки проданных товаров. ИНКОТЕРМС не регламентируют последствия нарушения договора и освобождение от ответственности вследствие различных препятствий. Другой пример документированных обычаев — Унифицированные правила по инкассо (публикация Международной торговой палаты N 522), действующие с 01.01.1996. Также можно отметить Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов» (публикация Международной торговой палаты N 500) (вступили в силу с 01.01.1994).

2. Как следует из ч. 2 комментируемой статьи, арбитражный суд при рассмотрении дела должен учитывать иерархию источников права, поскольку между различными нормативными правовыми актами могут возникать противоречия. Законодатель формулирует общий принцип разрешения юридических коллизий между правовыми актами различной юридической силы, который состоит в следующем. Если суд при рассмотрении дела установил несоответствие правового акта Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору РФ, конституции (уставу) субъекта РФ, закону субъекта РФ, то решение суда должно быть принято в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу.

Из текста комментируемой статьи следует, что:

1) нормоконтроль, осуществляемый судами, является не абстрактным, а конкретным, поскольку может иметь место лишь при рассмотрении судом определенного дела (дела о проверке соответствия нормативных правовых актов Конституции РФ и иные категории дел, связанные с проверкой непротиворечивости системы нормативных правовых актов, — абстрактный нормоконтроль — регулируется иными правовыми нормами);

2) применение нормативного правового акта, имеющего наибольшую юридическую силу, — не право суда, которое судья может осуществлять по своему усмотрению, а обязанность, поэтому, например, даже если стороны в арбитражном процессе не заявляют соответствующих требований, суд тем не менее обязан разрешить возникшие коллизии в соответствии с установленным принципом;

3) суд, разрешая юридическую коллизию, имеет дело с актом, изданным государственным или иным органом либо должностным лицом. Таким образом, речь идет как о нормативном, так и о ненормативном правовом акте.

Поскольку понятие «юридическая сила правового акта» не имеет законодательно закрепленного определения, а закон, устанавливающий единую иерархию нормативных правовых актов в РФ, отсутствует, то принцип разрешения коллизий, установленный комментируемой нормой, требует дальнейшей конкретизации. Последняя осуществляется в различных нормативных актах, но в первую очередь в Конституции РФ.

Так, в частности:

  • Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, законы и иные правовые акты не должны ей противоречить (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ);
  • если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, п. 2 ст. 5 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»);
  • федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (ч. 3 ст. 76 Конституции РФ);
  • законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения РФ, а также по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ (ч. 5 ст. 76 Конституции РФ);
  • в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта РФ, изданным по предмету, находящемуся вне предметов ведения РФ и совместного ведения РФ и субъектов РФ, действует нормативный правовой акт субъекта РФ (ч. 6 ст. 76 Конституции РФ);
  • указы и распоряжения Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам (п. 3 ст. 90 Конституции РФ);
  • постановления и распоряжения Правительства РФ издаются на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ (ч. 1 ст. 115 Конституции РФ);
  • нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти издаются на основе и во исполнение федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов и распоряжений Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства РФ (п. 1 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 N 1009);
  • согласно ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» юридическая сила постановлений Конституционного Суда РФ о признании нормативного правового акта не соответствующим Конституции РФ такова, что не может быть преодолена повторным принятием этого же акта (в число которых входят и федеральные законы).

При этом следует иметь в виду правовую позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в Определении от 03.02.2000 N 22-О, согласно которой ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой, поскольку Конституцией РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае — федеральных законов.

На региональном уровне иерархия правовых актов отчасти похожа на федеральную: законы субъекта РФ не должны противоречить конституции (уставу) субъекта РФ, акты органов исполнительной власти субъекта РФ не должны противоречить региональным законам, акты органов местного самоуправления не должны противоречить региональному законодательству и т.д.

3. Как следует из ч. 3 комментируемой статьи, если при осуществлении правосудия арбитражный суд придет к выводу о несоответствии закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле, Конституции РФ, суд обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности этого закона. Эта норма корреспондирует с положениями Конституции РФ (ст. 125) и Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ст. 101).

Запрос арбитражного суда считается допустимым, если закон подлежит, по мнению суда, применению в конкретном деле. Таким образом, направление запроса может быть сделано судом в любой момент — не ранее принятия искового заявления и не позднее вынесения решения по делу.

Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» устанавливает (ст. 103), что в период с момента вынесения решения суда об обращении в Конституционный Суд РФ и до принятия постановления Конституционного Суда РФ производство по делу приостанавливается.

По итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти Конституционный Суд РФ принимает одно из следующих постановлений:

  • о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ;
  • о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в данном Конституционным Судом РФ истолковании;
  • о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ.

Последний вариант решения Конституционного Суда РФ является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов либо договоров, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативном акте, либо договоре, либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными. В случае признания нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в данном Конституционным Судом РФ истолковании при их применении исключается любое иное их истолкование.

Соответственно, после вступления решения (определения) Конституционного Суда РФ в силу производство в арбитражном суде возобновляется.

4. Как следует из ч. 4 комментируемой статьи, арбитражный суд при рассмотрении дела должен применять правила, содержащиеся в международном договоре, в том случае, если налицо коллизия между договорной нормой и нормой закона (как федерального, так и закона субъекта РФ). Важно отметить, что данное положение несколько сужает общий принцип, закрепленный в п. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», в котором применительно к тем же самым коллизионным ситуациям используется словосочетание «общепризнанные принципы и нормы международного права» наряду с международными договорами.

В Постановлении от 27.06.2017 N 23 Пленум Верховного Суда РФ отметил, что, применяя правила судопроизводства, установленные нормами международных договоров, арбитражный суд определяет действие этих правил во времени и пространстве в соответствии с разделом 2 ч. 3 Венской конвенции о праве международных договоров (Вена, 23.05.1969). Если заключено несколько международных договоров Российской Федерации с иностранным государством в отношении правил судопроизводства по делам об экономических спорах, возникающих из отношений, осложненных иностранным элементом, арбитражный суд устанавливает подлежащий применению международный договор, руководствуясь нормами Венской конвенции о праве международных договоров (Вена, 23.05.1969), Федеральным законом от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», нормами самого международного договора, вопрос о применении которого разрешается судом. Специальный международный договор подлежит приоритетному применению независимо от круга его участников и времени принятия, если нормами международных договоров не установлено иное.

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений ст. 1 Федерального закона от 30.03.1998 N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», п. п. 1 и 2 ст. 32 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», ч. ч. 1 и 4 ст. 11, п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, ч. ч. 1 и 4 ст. 13, п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ и п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ (см. Постановление КС РФ от 14.07.2015 N 21-П).

5. Комментируемая статья в ч. 5 закрепляет возможность арбитражного суда применять нормы иностранного права. Суд делает это не по своей инициативе, а в одном из следующих случаев:

  • необходимость применения норм иностранного права предусмотрена международным договором РФ;
  • о применении норм иностранного права есть прямое указание в федеральном законе;
  • существует соглашение сторон (здесь подразумеваются стороны судебного разбирательства) о подчинении их правоотношений нормам иностранного права.

При этом арбитражный суд применяет нормы иностранного права при рассмотрении дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом, с соблюдением условий, предусмотренных ч. 5 ст. 13 АПК РФ, и правил применения норм иностранного права, установленных ст. 14 АПК РФ. Если коллизионные нормы об определении применимого права предусмотрены международным договором Российской Федерации, арбитражный суд руководствуется нормами международного договора (см. п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2017 N 23).

Что касается международных договоров, определяющих применение субъектами экономических отношений норм иностранного права, то обращение к таким договорам при разрешении споров арбитражным судом — нередкое явление. Примером могут служить Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок (Варшава, 12.10.1929), Соглашение стран СНГ от 20.03.1992 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (Женева, 21.04.1961) и др.

Относительно случаев, когда применение норм иностранного права предусмотрено федеральным законодательством, следует назвать положения ст. 104 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 N 4462-1, КТМ РФ (гл. XXVI), раздел VII СК РФ и др.

6. Комментируемая статья в ч. 6 предусматривает, что в ряде случаев к спорным отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права).

Общим условием реализации этих двух юридико-технических приемов выступают пробелы в правовом регулировании, когда отсутствуют и нормы писаного права, и обычаи. Несмотря на то, что право всегда стремится к универсальности формулировок и расширению предмета своего воздействия, подобные случаи встречаются в практике судов в основном в силу того, что никакое законотворчество не в силах угнаться за социально-экономическими изменениями, происходящими в реальности. Как следствие, законодатель дает судам общие правила преодоления пробелов в праве, но не абстрактного (это может сделать только тот, кто творит право), а конкретного, для данной ситуации.

Конституционный Суд РФ в Определениях от 15.11.2007 N 815-О-О, от 20.11.2014 N 2718-О сформулировал и подтвердил позицию, согласно которой аналогия сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права, так как она направлена на исключение пробелов в правовом регулировании и в конечном итоге на осуществление надлежащего правосудия и защиту интересов участников соответствующих правоотношений. При этом важна позиция, сформулированная в Определении КС РФ от 16.03.2006 N 76-О, о том, что закрепление права суда на применение аналогии вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, поскольку невозможность применения норм права по аналогии при наличии неурегулированных отношений привела бы к невозможности защиты прав граждан и, как следствие, к ограничению их конституционных прав.

Достаточно редкими являются случаи, когда аналогия закона не подлежит применению, а решение суд принимает на основе аналогии права. Так, в Постановлении Второго ААС от 25.05.2016 N 02АП-2318/2016 по делу N А82-9382/2015 рассмотрена ситуация, когда заявитель в обоснование своей правовой позиции сослался на положения Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», поскольку действовавшим на момент проведения прокурорской проверки законодательством не были четко урегулированы действия прокурора при проведении проверок в соответствии с Федеральным законом от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации». Суд указал, что административное законодательство не допускает аналогию закона, поэтому в случае отсутствия нормы права, регулирующей спорные отношения, в данной ситуации возможно было исходить лишь из общих начал и смысла законодательства, регулирующего осуществление прокурорского надзора.

7. Отдельного внимания в рамках комментируемой статьи заслуживает вопрос о признании судебного прецедента <16> в качестве источника права и возможности его применения при рассмотрении дел.

———————————

<16> Судебный прецедент — это решение судебного органа, которое послужило образцом (эталоном, примером) при рассмотрении подобного (аналогичного) дела и стало юридическим правилом, имеет силу источника права. В судебном прецеденте суд фиксирует, находит новую юридическую норму и использует ее для решения дела. Прецедентом может быть названо и единичное судебное решение. Однако в странах так называемого общего права (common law), в которых судебный прецедент является основным источником права, считается, что прецедент может быть создан лишь несколькими судебными решениями.

Традиционно в правовой системе России судебный прецедент не признавался и не признается источником права, хотя судебная практика и прецеденты высших судебных органов играли и продолжают играть определенную роль при разрешении споров (сходных казусов, когда норма закона отсутствует). Считается, что суды в Российской Федерации — это органы правосудия, правоприменительные органы. Они должны решать конкретные дела на основе действующих норм права. Право на создание судами правовых норм нигде четко не закреплено, их акты толкования — это вспомогательные акты и т.п. С формально-теоретических позиций все это правильно. Однако юридическая природа и правовой статус принятых судебными органами (их высшими инстанциями) некоторых решений дают основание, позволяющее сделать иные выводы <17>.

———————————

<17> См.: Радько Т.Н., Лазарев В.В., Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник для бакалавров. М.: Проспект, 2016. Глава 6 «Источники права. Понятие и классификация».

В Постановлении КС РФ от 21.01.2010 N 1-П (см. п. 3.4) указано, что в российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами оказывает существенное воздействие на формирование судебной практики. По общему правилу, оно фактически — исходя из правомочий вышестоящих судебных инстанций по отмене и изменению судебных актов — является обязательным для нижестоящих судов на будущее время. Вместе с тем в качестве правового последствия такого толкования в тех случаях, когда в силу общеправовых и конституционных принципов возможно придание ему обратной силы, допускается пересмотр и отмена вынесенных ранее судебных актов, основанных на ином толковании примененных норм.

Схожая позиция содержится и в Постановлении КС РФ от 19.01.2017 N 1-П, где отмечено (см. п. 4.3): «Как показывает опыт государств, имеющих многолетнюю практику противодействия уклонению от уплаты налогов, одними только законодательными средствами решить данную проблему не всегда возможно, что обусловливает особую роль судебных доктрин. В российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами также призвано оказывать существенное воздействие на формирование судебной практики, в том числе по налоговым спорам».

Наиболее близко к прецедентному праву в России стоят решения Конституционного Суда РФ. В силу ч. ч. 1 и 2 ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда РФ окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда РФ действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Согласно ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции РФ не вступившие в силу международные договоры РФ не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда РФ неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

Важным этапом на пути признания юридической силы решений Конституционного Суда РФ стало принятие Федерального конституционного закона от 28.12.2016 N 11-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», которым введен новый вид постановления <18>, принимаемого Конституционным Судом РФ по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти, а именно постановление о признании такого акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в истолковании, данном Конституционным Судом РФ. При наличии данного постановления исключается любое иное толкование соответствующего акта или договора. Данное правило применяется и в отношении итоговых решений по жалобам на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан. Прямо закреплен принцип недопустимости применения нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, отличном от данного Конституционным Судом РФ в постановлении.

———————————

<18> См.: ст. 87 «Итоговое решение по делу» Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Роль прецедента в некотором смысле выполняют акты ВС РФ, издаваемые по отдельным вопросам правоприменения. В частности, разработчики Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1)), характеризуя статус Верховного Суда РФ, отметили (см. п. 53.1), что правовые позиции Президиума ВС РФ, изложенные в обзорах законодательства и судебной практики, а также в принятых по конкретному делу судебных постановлениях, должны являться обязательными для судов, что обеспечит единообразие в толковании и применении норм права и формирование единой судебной практики.

Верховный Суд РФ в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации дает судам разъяснения по вопросам судебной практики (см. п. 4 ст. 19 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ч. 7 ст. 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации»). При этом обязанность рассматривать материалы анализа и обобщения судебной практики и давать судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации непосредственно возложена на Пленум Верховного Суда РФ.

В п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» установлено, что суду надлежит учитывать:

а) постановления Конституционного Суда РФ о толковании положений Конституции РФ, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции РФ нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах «а», «б», «в» ч. 2 и в ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума ВС РФ, принятые на основании ст. 126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 04.11.1950), подлежащих применению в данном деле.

Следует обратить внимание, что суды при рассмотрении дел должны учитывать также правовые позиции, которые содержатся в сохранивших силу разъяснениях Пленума ВАС РФ по вопросам толкования и применения норм права (см. ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 N 8-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации»).

Поделиться с друзьями
Дата: 28.02.2021
Подпишитесь в соц сетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

    Важно знать!
    В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновить на сайте.
    Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
    Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.
    Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!
    Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!
    Анонимно
    Профессионально
    Задать вопрос юристу бесплатно
    Задавайте вопрос
    удобным для Вас способом
    Ответим на вопрос в соц. сетях
    Ответим на вопрос в мессенджерах

      Ответим на вопрос по электронной почте

        Введите Ваш вопрос
        Далее