ООО «Суворов-Групп»
Профсоюзная ул., дом 93а 117279 Москва +7 495 532 54 57
Адрес «Юридический кабинет Суворова Андрея» ул. Профсоюзная, дом 93а, офис 2Б
Доп материалы
Статья 1140.1. Наследственный договор
Суворов-Групп

Статья 1140.1. Гражданского кодекса РФ, действующая редакция на 2021 год с комментариями

    852

1. Наследодатель вправе заключить с любым из лиц, которые могут призываться к наследованию (статья 1116), договор, условия которого определяют круг наследников и порядок перехода прав на имущество наследодателя после его смерти к пережившим наследодателя сторонам договора или к пережившим третьим лицам, которые могут призываться к наследованию (наследственный договор). Наследственный договор может также содержать условие о душеприказчике и возлагать на участвующих в наследственном договоре лиц, которые могут призываться к наследованию, обязанность совершить какие-либо не противоречащие закону действия имущественного или неимущественного характера, в том числе исполнить завещательные отказы или завещательные возложения.

Последствия, предусмотренные наследственным договором, могут быть поставлены в зависимость от наступивших ко дню открытия наследства обстоятельств, относительно которых при заключении наследственного договора было неизвестно, наступят они или не наступят, в том числе от обстоятельств, полностью зависящих от воли одной из сторон (статья 327.1).

2. После смерти наследодателя требовать исполнения обязанностей, установленных наследственным договором, могут наследники, душеприказчик, пережившие наследодателя стороны наследственного договора или пережившие третьи лица, а также нотариус, который ведет наследственное дело, в период исполнения им своих обязанностей по охране наследственного имущества и управлению таким имуществом до выдачи свидетельства о праве на наследство.

3. В случае отказа стороны наследственного договора от наследства наследственный договор сохраняет силу в отношении прав и обязанностей других его сторон, если можно предположить, что он был бы заключен и без включения в него прав и обязанностей отказавшейся от наследства стороны.

4. Возникающие из наследственного договора права и обязанности стороны наследственного договора неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

5. Наследственный договор, в котором участвуют супруги, а также лица, которые могут призываться к наследованию за каждым из супругов (статья 1116), может определять порядок перехода прав на общее имущество супругов или имущество каждого из них в случае смерти каждого из них, в том числе наступившей одновременно, к пережившему супругу или к иным лицам; определять имущество, входящее в наследственную массу каждого из супругов, если это не нарушает прав третьих лиц, а также может содержать иные распоряжения супругов, в частности условие о назначении душеприказчика или душеприказчиков, действующих в случае смерти каждого из супругов. В случае заключения такого наследственного договора к супругам применяются правила о наследодателе.

Указанный в абзаце первом настоящего пункта наследственный договор утрачивает силу в связи с расторжением брака до смерти одного из супругов, а также в связи с признанием брака недействительным.

Указанный в абзаце первом настоящего пункта наследственный договор отменяет действие совершенного до заключения этого наследственного договора совместного завещания супругов.

6. Условия наследственного договора действуют в части, не противоречащей правилам настоящего Кодекса об обязательной доле в наследстве (в том числе об обязательной доле в наследстве, право на которую появилось после заключения наследственного договора), а также о запрете наследования недостойными наследниками (статья 1117). В случае, предусмотренном абзацем первым пункта 5 настоящей статьи, условия наследственного договора действуют в части, не противоречащей правилам настоящего Кодекса об обязательной доле в наследстве при наличии имеющего право на обязательную долю наследника хотя бы одного из супругов, а также правилам о запрете наследования недостойными наследниками при наличии недостойного наследника хотя бы одного из супругов.

Если право на обязательную долю в наследстве появилось после заключения наследственного договора, предусмотренные наследственным договором обязательства наследника по наследственному договору уменьшаются пропорционально уменьшению части наследства, причитающейся ему после удовлетворения права на обязательную долю в наследстве.

7. Наследственный договор должен быть подписан каждой из сторон наследственного договора и подлежит нотариальному удостоверению. В случае уклонения одной из сторон от нотариального удостоверения наследственного договора положения статьи 165 настоящего Кодекса не применяются.

При удостоверении наследственного договора нотариус обязан осуществлять видеофиксацию процедуры заключения наследственного договора, если стороны наследственного договора не заявили возражение против этого.

8. Наследодатель вправе заключить один или несколько наследственных договоров с одним или несколькими лицами, которые могут призываться к наследованию.

Если одно имущество наследодателя явилось предметом нескольких наследственных договоров, заключенных с разными лицами, в случае принятия ими наследства подлежит применению тот наследственный договор, который был заключен ранее.

9. Изменение или расторжение наследственного договора допускается только при жизни сторон этого договора по соглашению его сторон или на основании решения суда в связи с существенным изменением обстоятельств, в том числе в связи с выявившейся возможностью призвания к наследованию лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве.

10. Наследодатель вправе совершить в любое время односторонний отказ от наследственного договора путем уведомления всех сторон наследственного договора о таком отказе. Уведомление об отказе наследодателя от наследственного договора подлежит нотариальному удостоверению. Нотариус, удостоверивший уведомление об отказе наследодателя от наследственного договора, обязан в порядке, предусмотренном законодательством о нотариате и нотариальной деятельности, в течение трех рабочих дней направить копию этого уведомления другим сторонам наследственного договора.

Наследодатель, отказавшийся от наследственного договора, обязан возместить другим сторонам наследственного договора убытки, которые возникли у них в связи с исполнением наследственного договора к моменту получения копии уведомления об отказе наследодателя от наследственного договора.

Другие стороны наследственного договора вправе совершить односторонний отказ от наследственного договора в порядке, предусмотренном законом или наследственным договором.

11. Наследственный договор может быть оспорен при жизни наследодателя по иску стороны наследственного договора, а после открытия наследства по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим наследственным договором.

12. После заключения наследственного договора наследодатель вправе совершать любые сделки в отношении принадлежащего ему имущества и иным образом распоряжаться принадлежащим ему имуществом своей волей и в своем интересе, даже если такое распоряжение лишит лицо, которое может быть призвано к наследованию, прав на имущество наследодателя. Соглашение об ином ничтожно.

Комментарий к статье.

1. Понятие и цели наследственного договора. Римляне, особенно обеспеченные, любили составлять завещания, дарили имущество на случай смерти и отрицательно относились к безотзывным посмертным распоряжениям.
Позднее у отдельных народов появился наследственный договор. В современном мире этот термин имеет различное, в зависимости от юрисдикции, порой серьезно несовпадающее содержание:
а) наследственный договор — соглашение между будущим наследодателем и третьим лицом (приобретателем) об отчуждении имущества на случай смерти. Примером такого понимания наследственного договора является гражданское законодательство Украины (ст. ст. 1302 — 1308 Гражданского кодекса). Чрезвычайно важно обратить внимание на то, что переход имущества по наследственному договору происходит, минуя наследование. Приобретатель за плату (на практике это зачастую периодические предоставления на содержание наследодателя) или в связи с принятием на себя обязанности выполнить наказы наследодателя получает после открытия наследства определенное имущество, не становясь наследником или легатарием. То есть приобретатель не принимает на себя риск изменения последней воли отчуждателя, риск наличия обязательных наследников и конкурирует с другими кредиторами наследодателя, обладая вещным обеспечением. Таким образом, экономически наследственный договор может быть посмертной куплей-продажей, рентой или отягощенным модусом дарением. До момента исполнения договора действует запрещение на отчуждение имущества (ст. 1307). Первоначально, в 2014 г., по аналогичному пути пошел и российский законодатель. Законопроект N 295719-6 предлагал закрепление наследственного договора по модели Гражданского кодекса Украины. Однако в 2015 г. инициаторы отозвали законопроект, и вместо него был внесен законопроект N 801269-6, впоследствии легший в основу комментируемого Закона. Законодатель полностью пересмотрел концепцию: приобретатель получает имущество в порядке наследования;
б) наследственный договор — безотзывное завещательное распоряжение, возникающее в результате вступления будущего наследодателя в соглашение, определяющее судьбу наследства. В таком виде наследственный договор понимается в странах германской ветви континентального права. В Германии содержание наследственного договора составляют сами завещательные распоряжения, а причина безотзывности (нуждаемость наследодателя, желание наследодателя простимулировать эвентуальных наследников (отец заключает со старшим сыном наследственный договор, чтобы он смолоду начал вникать в дела фирмы)) находится за рамками наследственного договора (§ 2278, 2295 ГГУ). Договор не запрещает наследодателю распоряжаться своим имуществом при жизни, но закон предусматривает обязанность не злоупотреблять имеющейся возможностью (§ 2287, 2288 ГГУ). Сторона, назначенная наследником или легатарием, принимает на себя риск долгов наследодателя, риск скудности наследственной массы, риск наличия обязательных наследников, риск утраты предоставленного права за совершение недостойного поступка <1>. Как видно, такой наследственный договор, несмотря на безотзывность сделанных завещательных распоряжений, малоинтересен для товарного оборота. Предоставление, сделанное другой стороной, не воспринимается как плата за определенное имущество. Наследственные договоры заключаются между поддерживающими друг друга родственниками. Содержание договора может сводиться к взаимному назначению наследниками;
———————————
<1> В Венгрии наследственный договор представляет собой соглашение о предоставлении содержания в обмен на получение в порядке наследования определенного имущества после смерти нуждавшегося наследодателя. «Наследник по контракту» наделен средствами защиты, препятствующими прижизненному отчуждению имущества, опережает обязательных наследников, однако, видимо, уступает кредиторам наследодателя. См. подробнее, например: Csehi Z. Law of Succession in Hungary // The Law of Succession: Testamentary Freedom: European Perspectives (= European Studies in Private Law. Vol. 5) / Ed. by M. Anderson, E. Arroyo i Amayuelas. P. 186 — 188.

в) наследственный договор — контракт, обязывающий лицо завещать контрагенту или третьему лицу (выгодоприобретателю) определенное имущество или не отменять составленное завещание. Такая концепция наследственного договора разработана правом справедливости, являющимся составной частью правовых систем стран общего права. В частности, в Англии наследственный договор признается действительным при определенных дополнительных обстоятельствах, таких как, например, наличие встречного предоставления (consideration). Нарушение контракта, опять же в зависимости от определенных обстоятельств (прежде всего от содержания достигнутого сторонами соглашения), дает право на предъявление (как правило, уже к наследственной массе) требования о компенсации утраченного интереса (Hammersley v. De Biel, (1845) 8 ER 1312; Shaefer v. Schuhmann, [1972] AC 572 (PC));
г) в странах романской ветви континентального права традиционно отрицается сила соглашений о будущем наследстве. Однако согласно рекомендациям Еврокомиссии 1994 г. по поводу передачи малого и среднего бизнеса <1> странам — членам ЕС было предложено допустить возможность заключения наследственных договоров. В результате, например, в Италии в 2006 г. появился новый инструмент, названный семейным пактом. По семейному пакту владелец компании может при жизни с согласия супруга и других обязательных наследников передать доли участия в компании одному или нескольким потомкам за плату или бесплатно <2>. Цель конструкции состоит в предотвращении дробления бизнес-активов под воздействием режима имущества супругов и правил об обязательной наследственной доле в натуре.
———————————
<1> OJ. 1994. L 385. P. 14.
<2> См. подробнее, например: Fusaro A. Freedom of Testation in Italy // The Law of Succession: Testamentary Freedom: European Perspectives (= European Studies in Private Law. Vol. 5) / Ed. by M. Anderson, E. Arroyo i Amayuelas. P. 191 — 200.

Таким образом, наследственный договор в зависимости от конструирования законодателем его содержания способен выполнять различные задачи: посмертное отчуждение имущества, поддержку нуждающихся членов семьи, укрепление семейных уз, предотвращение болезненного дробления активов при наследовании.
Закон от 19 июля 2018 г. N 217-ФЗ, как и в случае с совместным завещанием, предлагает комбинацию существующих в мире подходов:
— предмет договора — завещательные распоряжения будущего наследодателя, позволяющие контрагенту наследодателя или третьему лицу (выгодоприобретателю) рассчитывать на получение имущества в порядке наследования (германский вариант);
— обязанность контрагента наследодателя — предоставление до или после открытия наследства (украинский вариант) с возможностью заключения договора, не предусматривающего каких-либо обязанностей контрагента наследодателя р(германский вариант);
— способ защиты нарушенных прав — возмещение убытков в случае отказа наследодателя от договора (английский вариант) в сочетании с полной свободой прижизненного распоряжения имуществом (российское изобретение).
Насколько окажется жизнеспособным новый механизм, покажет время. В принципе, связанность распоряжением о посмертной судьбе имущества может быть востребована в трех разных ситуациях:
а) прижизненная нуждаемость наследодателя и близких ему лиц («плати мне каждый месяц в течение жизни 15 000 рублей и унаследуешь мою квартиру»);
б) желание обеспечить кого-либо из членов семьи, не способных к самостоятельному управлению наследством («получи по наследству мои акции и с этого момента пожизненно содержи моих детей»);
в) желание наследодателя стимулировать своих близких к социально полезному поведению («помогай мне обрабатывать огород и гарантированно будешь моим наследником»).
Однако дьявол, как обычно, скрывается в деталях. По новому российскому Закону степень связанности наследодателя настолько слаба (наследодатель может свободно реализовать обещанное контрагенту имущество), а степень риска второй стороны настолько велика (риск наличия обязательных наследников, риск наличия кредиторов наследодателя, риск более ранней смерти), что делает его, на наш взгляд, малопригодным не только в торговых, но и в семейных (неэквивалентных) отношениях. По сути, перед нами завещание с оговоркой о возмещении убытков на случай отмены. Такая конструкция, в отличие от украинской модели наследственного договора, не имеет ничего общего с продажей имущества со сроком исполнения «после смерти», допустимость которой является предметом дискуссии (см. комментарий к ст. 1118 ГК РФ).
Разработчики нового Закона, объясняя введение наследственного договора, говорили о сокращении споров относительно действительности последней воли. В пояснительной записке к законопроекту указывается на обеспечение договоренности между членами семьи, посвященной порядку распределения наследства и содержания отдельных членов семьи. Отчасти это так: контрагенту наследодателя, участвовавшему в заключении договора, затруднительно утверждать, что наследодатель не понимал значения совершаемых действий; обязательный наследник, вступивший в наследственный договор, видимо, лишается права заявлять претензии в отношении обязательной доли (об этом подробнее см. далее). Однако завещательные распоряжения оспаривают не лица, в пользу которых они сделаны (это, как правило, контрагенты или названные ими выгодоприобретатели), а те, кого наследодатель незаслуженно, по их мнению, обошел. Таким образом, для снижения риска оспаривания последней воли будущему наследодателю надлежит привлечь к участию в заключении наследственного договора всех потенциально претендующих на наследство лиц.
По-видимому, многие положения нового российского Закона навеяны идеями ГГУ, но отражены в сильно сокращенном и упрощенном варианте. Достаточно сказать, что статья на эту тему в ГГУ не одна, как в российском законе, — их тридцать (§ 1941, 2274 — 2302). В связи с этим относящиеся к наследственному договору важные вопросы, разрешенные немецким законом и немецкой судебной практикой, в России долгое время будут оставаться без ответа. Соответственно, многие последующие комментарии имеют предположительный характер. Авторы предлагают те ответы, которые кажутся им разумными, но нет никакой гарантии, что судебная практика пойдет именно по предложенному пути.
2. Субъекты наследственного договора. В наследственном договоре в качестве сторон участвуют наследодатель (в этом контексте термин «наследодатель» включает в себя живых) и его контрагент. Выгодоприобретателем по договору может быть назначено третье лицо.
2.1. Наследодатель. Любой гражданин, способный к составлению завещания (см. комментарий к п. 2 ст. 1118 ГК РФ), может выступить наследодателем по наследственному договору. Представительство при заключении договора не допускается (будущая редакция п. 1 ст. 1118 ГК РФ).
2.1.1. Множественность наследодателей. Двое и более лиц не могут оставить одно наследство, но могут иметь намерение:
— сделать посмертное распоряжение в пользу одних и тех же лиц;
— сделать посмертное распоряжение в пользу друг друга;
— сделать посмертное распоряжение в пользу друг друга с последующим определением судьбы имущества наследодателя, пережившего остальных.
Пункт 5 новой ст. 1140.1 ГК РФ прямо допускает множественность наследодателей для супругов (см. далее). Вопрос о возможности совместного участия в договоре иных лиц в качестве наследодателей оставлен открытым.
2.2. Контрагент наследодателя. Наследственный договор наследодатель может заключить с «любым из лиц, которые могут призываться к наследованию (ст. 1116)». Заметим, что по букве закона это множество включает в том числе и лиц, зачатых при жизни наследодателя, но родившихся уже после открытия наследства, с которыми наследодателю заключить договор затруднительно.
Если законодатель не стремится ограничить состав сторон договора родственниками (модель семейного пакта), а российский законодатель, ссылаясь на ст. 1116 ГК РФ, к данной цели, по-видимому, не стремится, то дополнение «которые могут призываться к наследованию…» является лишним. Контрагентом наследодателя может быть любой субъект. Разработчики Закона, очевидно, имели в виду, что лицо, призываемое к наследованию, на основании наследственного договора должно отвечать требованиям ст. 1116 ГК РФ (в частности, находиться в живых или быть зачатым на момент открытия наследства). Таким образом, если назначенный наследником контрагент наследодателя умирает до открытия наследства, то при отсутствии условия о подназначении наследника полагающаяся ему наследственная доля достается наследникам по закону (см. комментарии к ст. ст. 1121, 1161 ГК РФ). На этот нюанс (риск более ранней смерти) следует обратить внимание особенно лицам, рассчитывающим за плату получить какое-либо имущество наследодателя из состава наследства (вопрос о судьбе ранее произведенного исполнения в случае более ранней смерти контрагента законодатель оставил открытым).
2.2.1. Множественность контрагентов. Наследодатель вправе заключить один наследственный договор с несколькими контрагентами, распределив наследство между ними (о множественности наследственных договоров см. далее).
2.3. Третье лицо. Завещательное распоряжение по наследственному договору необязательно делается в пользу контрагента наследодателя. Выгодоприобретателем, получающим имущество в порядке наследования после смерти наследодателя, может быть указан кто угодно, в том числе гражданин, не зачатый к моменту заключения договора (наследственный договор в пользу, например, будущих детей контрагента). Для осуществления наследственных прав важно, чтобы выгодоприобретатель, если он назначен наследником, отвечал требованиям ст. 1116 ГК РФ на момент открытия наследства.
В пункте первом комментируемой статьи речь идет о выгодоприобретателе, в пользу которого сделано завещательное распоряжение (выгодоприобретатель на стороне контрагента наследодателя). Однако обязанности контрагента также могут быть установлены не в пользу наследодателя, а в пользу третьего лица (выгодоприобретатель на стороне наследодателя).
3. Предмет наследственного договора. Предметом наследственного договора являются завещательные распоряжения наследодателя. С учетом словосочетания «круг наследников и порядок перехода прав», а также п. 3 ст. 1140.1 ГК РФ, говорящего об «отказе стороны наследственного договора от наследства», разработчики нового Закона, видимо, не допускали возможности использования наследственного договора для конструирования способов посмертного перехода имущества наследодателя, минуя наследование.
Выражение «определяет круг наследников», очевидно, означает, что наследственный договор, как и завещание, может определить лицо или лиц, получающих имущество наследодателя в порядке универсального правопреемства. Более того, по букве закона получается, что без такого условия наследственный договор не будет считаться заключенным. Если так, то наследственный договор, в отличие от завещания, не может содержать исключительно положения об отказе или возложении. Не совсем понятно, действительно ли именно в этом состоял замысел авторов, и если так, то воспримут ли его суды. Представляется, что норму имеет смысл толковать расширительно, т.е. в наследственном договоре наследодатель при желании может ограничиться одним лишь легатом (например, наследодатель устанавливает легат в виде квартиры в пользу своего контрагента).
Выражение «порядок перехода прав» вызывает некоторое недоумение, поскольку в случае, например, назначения контрагента наследодателя или третьего лица наследником порядок переход прав определяется нормами о принятии наследства. Но, насколько можно понять из других недавних поправок в ГК РФ (о фондах: см. п. 4 ст. 123.20-1 ГК РФ в редакции, вступающей в силу с 1 сентября 2018 г.), это выражение авторы поправок понимают как указание на «вид и размер» передаваемого имущества или порядок определения этого «вида и размера». Допустим, наследодатель распределяет наследство между несколькими контрагентами или предусматривает завещательное возложение, обременяющее третье лицо.
Отметим еще раз, что если распоряжение совершается в форме назначения наследника, то «наследник по договору» принимает на себя ответственность по долгам наследодателя, как и «обычные» наследники. Если распоряжение совершается в форме отказа, то отказополучатель по наследственному договору, как и обычный отказополучатель, рискует ничего не получить, если у наследодателя слишком много долгов (наследник исполняет отказ в пределах стоимости наследства за вычетом долгов наследодателя).
Факультативно в посмертные распоряжения наследодателя по наследственному договору может включаться условие о назначении душеприказчика (см. комментарий к ст. 1133 — 1135 ГК РФ).
4. Обязанность контрагента. Наследственный договор может предусматривать условие, возлагающее на контрагента обязанность совершить какие-либо действия имущественного или неимущественного характера, в том числе исполнить завещательные отказы или завещательные возложения.
Прежде всего наследственный договор может ограничиваться завещательными распоряжениями наследодателя и не предусматривать никаких обязанностей контрагента («стимулирующее назначение»).
Затем контрагент наследодателя, назначаемый наследником, может быть обременен завещательным отказом или возложением (обязанности, возникающие в порядке наследования). Допустим, деловой партнер наследодателя назначается наследником акций по наследственному договору, предусматривающему завещательный отказ в пользу детей наследодателя. Освободиться от такой обязанности можно путем непринятия наследства. Обязанность, возникающую в порядке наследования, невозможно предусмотреть для контрагента наследодателя, если завещательные распоряжения совершены в пользу третьего лица. Указанные обязанности исполняются после открытия наследства и в пределах стоимости наследственной доли (см. комментарий к ст. 1138 ГК РФ).
И последнее: контрагент может принять на себя вненаследственные обязанности. Например, родственник соглашается содержать наследодателя в обмен на получение по наследству остающейся квартиры. Вненаследственные обязанности могут «созревать» до или после открытия наследства и не ограничиваются пределами стоимости наследственной массы (новый п. 6 ст. 1118 ГК РФ).
5. Отлагательные и отменительные условия в наследственном договоре. Последствия, предусмотренные наследственным договором, как явствует из текста нормы, могут быть поставлены под условия (наступившие ко дню открытия наследства), в том числе и полностью зависящие от воли одной из сторон.
Проблема завещательных распоряжений под условием длительное время является предметом доктринальной дискуссии (см. п. 1.2 комментария к ст. 1119 ГК РФ). Новый Закон разрешает условные завещательные распоряжения в наследственном договоре, для которых наступление условия верифицируется на момент открытия наследства (например, контрагент назначается наследником акций, если наследодатель умрет во время предстоящей деловой поездки). По-видимому, новое регулирование переводит в разряд бесспорных вопрос о допустимости аналогичных условий и в завещании.
Обязанность контрагента наследодателя также может быть поставлена под условие. Оговорка о том, что условие должно наступить ко дню открытия наследства, отсутствовала в ранней редакции законопроекта. Для завещательных распоряжений о назначении наследника выход периода ожидания за момент открытия наследства создавал проблему ввиду пробельности регулирования (см. сн. 3 на с. 119). Однако в отношении обязанностей контрагента подобное временное ограничение выглядит необоснованным (например, контрагент наследодателя, назначенный наследником акций, освобождается от принятых на себя выплат в случае передачи акций потомкам наследодателя, достигшим 25-летнего возраста).
6. Влияние наследственного договора на силу завещаний наследодателя. Очевидно, весьма важен вопрос об эффекте наследственного договора в отношении предшествующих и последующих завещаний. Например, ГГУ устанавливает, что наследственный договор лишает силы как предыдущее, так и последующее завещание в части, ущемляющей права контрагента по наследственному договору (§ 2289). Эти правила выглядят вполне разумно. Согласно будущей редакции п. 1 ст. 1118 ГК РФ к наследственному договору применяются правила Кодекса о завещании, если иное не вытекает из существа наследственного договора. Поскольку последующее завещание отменяет предыдущее в несовпадающей части, последующий наследственный договор изменяет ранее совершенное завещание. И наоборот, поскольку наследодатель может вернуть себе завещательную свободу, отказавшись от договора (хотя в законе об этом прямо не сказано), последующее завещание наследодателя не изменяет наследственный договор.
7. Требование об исполнении обязанностей, установленных наследственным договором.
Наследодатель совершает завещательные распоряжения, а не принимает на себя какие-либо обязанности. Определяя круг лиц, управомоченных «требовать исполнения обязанностей, установленных наследственным договором», законодатель, скорее всего, имеет в виду обязанности контрагента наследодателя.
Разумеется, требовать от контрагента исполнения обязанностей, производимых при жизни наследодателя, вправе вторая сторона договора — сам наследодатель.
Ситуация изменяется после открытия наследства. Традиционные рассуждения о преемстве после наследодателя не срабатывают. Дело в том, что контрагент, назначенный наследником, занимает место наследодателя.
Для обязанностей, возникающих в порядке наследования (легаты и возложения), действующее регулирование предусматривает перечень управомоченных лиц (см. комментарии к ст. ст. 1135, 1137, 1139 ГК РФ).
Исполнения вненаследственной посмертной обязанности по логике вправе требовать третье лицо на стороне наследодателя, в пользу которого она установлена.
Круг управомоченных лиц показался законодателю слишком узким, и он включил в него всех наследников, душеприказчика, переживших наследодателя контрагентов (словосочетание «переживших наследодателя» представляется лишним; вероятно, законодатель имел в виду остальных контрагентов при их множественности), переживших третьих лиц (словосочетание «переживших» представляется лишним), а также нотариуса на период ведения наследственного дела.
Насколько обоснованно такое расширение (например, исполнения завещательного отказа вправе требовать не только отказополучатель или душеприказчик, но и любой наследник), вопрос спорный.
8. Отказ контрагента наследодателя от наследства. Следует отметить, что смысл комментируемой нормы не совсем ясен. В законопроекте N 801269-6 этого правила не было. По логике принятие или непринятие открывшегося наследства является личным делом контрагента наследодателя. На права, предоставляемые другим контрагентам при открытии наследства, это не должно оказывать влияния (трудно придумать пример, кажущийся справедливым, когда непринятие наследства одним контрагентом должно приводить к полной утрате наследственным договором своей силы). Более того, на наш взгляд, принятые контрагентом на себя вненаследственные посмертные обязанности должны сохраняться и в случае непринятия наследства. Предположим, за счет наследственного договора наследодатель решает обеспечить своих близких, не сведущих в делах (что и мешает наследодателю оставить имущество непосредственно названным лицам). В этой ситуации контрагент наследодателя, согласившийся платить кому-либо после открытия наследства, если, конечно же, по условиям наследственного договора выплаты не были определены в качестве легата, остается обязанным независимо от принятия наследства. По-видимому, этот спорный пункт предстоит толковать судам в каждом конкретном случае отдельно. Возможно, через несколько десятилетий в судебной практике кристаллизуются более определенные правила.
Комментируемое правило согласно букве закона относится лишь к наследникам (ведь только они могут «отказаться от наследства»), но не к другим контрагентам (например, лицам, назначенным отказополучателями; выше отмечалось, что предмет наследственного договора стоит понимать расширительно). Так, если контрагент обязался после смерти наследодателя заплатить определенную сумму за его квартиру, получаемую в качестве завещательного отказа, то он не может избежать выплаты путем отказа от принятия легата (например, если цены на квартиры упали). Скорее всего, законодатель не был намерен проводить такое разграничение.
9. Преемство прав и обязанностей. Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает, что возникающие из наследственного договора права и обязанности стороны наследственного договора неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
Сознательно ли законодатель избрал использование термина «сторона» в единственном числе, не вполне ясно. В других частях нового Закона смысл нормы оправдывает выбор законодателем множественного или единственного числа (см. абз. 2 п. 1 ст. 1140.1; п. 3 ст. 1140.1 ГК РФ).
9.1. Права наследодателя. На наш взгляд, оборотоспособность права наследодателя по поводу прижизненного предоставления контрагента должна определяться исходя из существа обязанности. Обязанность по содержанию нуждающегося наследодателя имеет связь с личностью. Напротив, требование по выплате фиксированной суммы в обмен на назначение контрагента наследником может быть уступлено.
9.2. Права контрагента наследодателя. Что касается прав контрагента наследодателя, то новый Закон следует общему отечественному подходу, настаивающему на необоротоспособности наследственных прав, в отношении как будущих, так и открывшихся наследств (см. комментарий к ст. 1157 ГК РФ, п. 4 комментария к ст. 1137 ГК РФ). Запрет отчуждения наследственных прав дополнительно снижает шансы на коммерциализацию наследственных договоров. Смерть контрагента, не успевшего принять оставленное ему по наследственному договору наследство, приводит к наследственной трансмиссии (см. комментарий к ст. 1156 ГК РФ). О последствиях более ранней смерти контрагента см. ранее в п. 2.2 комментируемой статьи. Новый Закон не упоминает об оборотоспособности прав третьих лиц (см. п. 2.3 комментируемой статьи). Представляется, что изложенное толкование может быть применено и к ним.
9.3. Обязанности контрагента наследодателя. Текст комментируемой нормы запрещает перевод обязанностей контрагента на другое лицо. Вместе с тем это возможно по соглашению с наследодателем путем изменения наследственного договора (см. комментарий к п. 9 ст. 1140.1 ГК РФ). Сложнее обстоит дело с толкованием посмертного преемства. В отдельных примерах применение нормы дает парадоксальный результат. Приведем два примера. 1. Неужели если контрагент наследодателя умер, после получения наследства его наследники не должны продолжать производить выплаты в пользу лиц, назначенных наследодателем? В ситуации классического завещания долг, возникший из легата, подлежит посмертному преемству. 2. Риск более ранней смерти лежит на контрагенте, но как поступить в случае более ранней смерти контрагента, содержавшего наследодателя, когда наследником по договору назначен не контрагент, а третье лицо (допустим, сын контрагента) или наследственный договор содержит условие о подназначении? Видимо, в обозначенных и аналогичных ситуациях толкование contra legem неизбежно. Обязанность контрагента, вероятно, должна следовать за полученным или полагающимся материальным благом.
10. Наследственный договор супругов. Супруги вправе избрать не совместное завещание, а наследственный договор, в котором могут сделать в том числе встречные завещательные распоряжения (наследственный договор между супругами) либо выступить наследодателями в договоре с третьим лицом (наследственный договор с участием супругов) и, например, определить, что общее имущество остается пережившему супругу, а после его смерти переходит в порядке наследования к контрагенту.
Возможности по перераспределению общего имущества на случай смерти (см. комментарий к совместному завещанию) сохраняются. В отличие от совместного завещания стороны наследственного договора в определенной степени связаны им (последующее завещание не отменяет и не изменяет распоряжение, сделанное в наследственном договоре; отказ от наследственного договора влечет обязанность возмещения убытков). Таким образом, может оказаться так, что средством предотвращения вероломства пережившего супруга в России станет не совместное завещание (как в некоторых других странах), а наследственный договор. С другой стороны, заявленная законодателем абсолютная свобода прижизненных распоряжений будущего наследодателя (об этом подробнее см. далее) значительно снижает шансы на такое развитие.
Как и совместное завещание, наследственный договор супругов утрачивает силу в случае расторжения брака (оговорка «до смерти одного из супругов», видимо, лишняя, поскольку расторгнуть брак, прекратившийся смертью, невозможно) или признания брака недействительным (в любое время). Это правило рассчитано в большей степени на наследственный договор между супругами. Для контрагентов наследодателя в наследственном договоре с участием супругов (допустим, лицо соглашается содержать нуждающуюся пару в обмен на получение по наследству квартиры после смерти пережившего супруга) такие дополнительные основания прекращения договора еще более ослабляют надежду на получение имущества.
11. Обязательная доля и недостойность.
11.1. Неизменность положения обязательного наследника. Положение обязательного наследника не зависит от способа выражения будущим наследодателем последней воли (завещание или наследственный договор). Контрагент, назначенный наследником или отказополучателем на основании наследственного договора, не имеет преимуществ перед лицами, имеющими право на обязательную наследственную долю (см. комментарий к ст. 1149 ГК РФ). Следовательно, цели воспрепятствования нежелательному дроблению бизнес-активов российская модель наследственного договора полностью не достигает. Вместе с тем наследственный договор является, на наш взгляд, инструментом, способным изменять правила закона об обязательной доле в отношении сторон договора. Лицо, соглашаясь с причитающимся ему имуществом в случае открытия наследства, утрачивает право на обязательную наследственную долю.
Новый Закон говорит о действии условий наследственного договора в части, не противоречащей правилам об обязательной доле. Вместе с тем само по себе ущемление прав обязательного наследника не влечет недействительности положений наследственного договора (см. комментарий к ст. 1131 ГК РФ). Обязательный наследник может и не пожелать воспользоваться правом на призвание к наследованию — тогда назначенный договором наследник или отказополучатель получит имущество без вычета обязательной наследственной доли.
11.2. Особенности наследственных договоров супругов. Комментируемый пункт содержит специальную оговорку относительно прав обязательных наследников применительно к наследственному договору супругов. На наш взгляд, выбранная супругами модель (совместное завещание либо наследственный договор) не должна влиять на положение обязательных наследников. Однако все по порядку. Особенностью наследственных договоров супругов является возможность перераспределения имущественных масс супругов на случай смерти (см. п. 1.2 раздела «Совместное завещание» приложения). У каждого супруга свой круг обязательных наследников, определяемый на момент открытия каждого наследства. Например, на момент смерти мужа у жены жив пожилой родитель, которого, возможно, не будет в живых на момент открытия наследства после жены (дочери). Таким образом, обязательный наследник получает притязание только после открытия наследства, к которому он призывается. То есть в приведенном примере родитель жены не вправе в момент смерти мужа заявлять об ограничении действия наследственного договора на том основании, что имеется отступление от действия законного режима супружеской собственности, заключающееся в отнесении общности в наследственную массу мужа. Однако имели ли в виду разработчики Закона, что такое право (учет доли в общности при расчете обязательной доли и иск к наследникам мужа в случае скудности наследственной массы) возникает у родителя при открытии наследства после жены (дочери)? Вряд ли, поскольку российское наследственное право исходит из исключения прижизненных отчуждений при расчете обязательной доли (случаи злоупотребления см. в п. 2 раздела «Совместное завещание» приложения и п. 3 комментария к ст. 1149 ГК РФ). Наоборот, в случае, когда общее имущество перераспределено в пользу пережившего супруга, притязания обязательных наследников умершего ограничивают действие условий наследственного договора. Единственный случай, когда следует принимать в расчет притязания обязательных наследников каждого из супругов, — это одновременная смерть супругов.
11.3. Защита интересов наследников по договору. Комментируемый пункт предусматривает способ защиты контрагентов наследодателя и третьих лиц, пострадавших от притязаний обязательных наследников. Законодатель посчитал, что, если право на обязательную долю появилось после заключения наследственного договора, обязательства наследника уменьшаются пропорционально уменьшению его части наследства («меньше получил — меньше заплати»). Риск наличия кредиторов наследодателя и риск скудности наследственной массы контрагент наследодателя полностью принимает на себя.
Представляется, что требование о пропорциональном уменьшении может быть использовано только после открытия наследства. Появившийся обязательный наследник (например, супруг, достигший пенсионного возраста), возможно, «прекратится» (в приводимом примере — не переживет наследодателя). В период до открытия наследства способом защиты контрагентов при выявлении обязательного наследника выступает требование о расторжении договора (п. 9 ст. 1140.1 ГК РФ; вопрос о последствиях расторжения договора законодатель оставил открытым).
Анализируя «правило пропорционального уменьшения», следует назвать три проблемы. Во-первых, неясно, имеет ли оно ретроспективный характер. Иными словами, вправе ли содержавший наследодателя контрагент, получивший в итоге, например, не квартиру целиком, а только долю в праве собственности, взыскать с остальных наследников «сумму переплаты»? С политико-правовой точки зрения можно обосновать оба варианта. Защита интересов кредитора говорит в пользу перерасчета. Защита интересов обязательного наследника и отсутствие эквивалентности в типичном наследственном договоре говорят против обратной силы. Во-вторых, критерий появления потенциального обязательного наследника после заключения договора оставляет на контрагенте риск притязаний обязательных наследников, о которых контрагент не знал, поскольку не был проинформирован наследодателем (при этом конкурирующий с момента открытия наследства способ защиты — требование о расторжении договора в связи с выявившейся возможностью призвания обязательного наследника — предоставляет контрагенту наследодателя более широкие возможности). И в-третьих, пропорциональное уменьшение не всегда удовлетворяет интерес контрагента. Вернемся к приведенному примеру: наследодатель оставлял контрагенту наследодателя квартиру целиком, а в итоге у него оказалась долевая собственность с обязательным наследником. В такой ситуации пропорциональное уменьшение — слабое утешение. Возможно, контрагента в случае отказа от наследственных прав (не принял долю в праве на квартиру) следует освободить от вненаследственных посмертных обязанностей или предоставить право на перерасчет вненаследственных прижизненных обязанностей.
11.4. Недостойный наследник. Контрагент наследодателя или третье лицо не получают имущество в порядке наследования, если являются недостойными наследниками (см. комментарий к ст. 1117 ГК РФ). Возврат произведенных предоставлений в этом случае не происходит (контрагент сам виноват).
Недостойность других наследников способна привести к увеличению наследственной доли контрагента наследодателя (см. комментарий к ст. 1161 ГК РФ), что еще раз подчеркивает нетоварность складывающихся по модели российского наследственного договора отношений.
12. Нотариальная форма. Как и завещание, наследственный договор подлежит нотариальному удостоверению. В отличие от завещания, в случае наследственного договора послаблений не предусмотрено. Наследственный договор не может быть закрытым, он не может быть составлен в простой письменной форме или в форме, приравненной к нотариальной.
Вопрос о возможности совершения наследственного договора в отношении средств на банковском счете в форме, предусмотренной для совершения завещательных распоряжений денежными средствами в банке, оставлен открытым.
Закон предусматривает обязательную видеофиксацию нотариусом процедуры заключения наследственного договора, но только если стороны «не заявили возражение против этого». Не совсем понятно, должны ли заявить такое возражение все стороны или только некоторые. Но поскольку цель положения, по-видимому, защита наследодателя от жуликов, то, видимо, возражения одних лишь его контрагентов должно быть недостаточно. Если так, то для избежания видеофиксации возражение должны предъявить все стороны наследственного договора. Несоблюдение требования о видеофиксации, видимо, должно приводить к ничтожности наследственного договора (см. комментарии к ст. ст. 1124, 1131 ГК РФ).
13. Множественность наследственных договоров. Подобно тому как наследодатель может составить несколько завещаний (предшествующие действуют в части, не противоречащей последующим), он может заключить и несколько наследственных договоров. При этом если одно и то же имущество является предметом нескольких наследственных договоров с разными лицами, «подлежит применению» тот, который был заключен раньше. Таким образом, сформулированное в данной норме правило в некотором смысле обратно тому, что действует для завещаний. Смысл, по-видимому, в том, что от завещания можно свободно отказаться в любое время, а договоры должны выполняться.
Вступление наследодателя в два наследственных договора по поводу одного и того же имущества с разными контрагентами маловероятно по техническим причинам. Благодаря единой информационной системе нотариус в состоянии изучить электронный образ ранее составленного наследственного договора. Проблема возникает, если один из наследственных договоров заключается за рубежом. Последующий договор правильнее квалифицировать как нарушенный с предоставлением контрагенту права на возмещение убытков, вызванных исполнением договора (см. п. 14.3 комментария к настоящей статье).
14. Изменение и расторжение наследственного договора.
14.1. По соглашению сторон. Наследственный договор отличается от завещания тем, что сделанные распоряжения не могут быть отменены или изменены без согласия контрагента. Таким образом, наследодателю, пожелавшему изменить последнюю волю, требуется договариваться со своим контрагентом. Комментируемый пункт содержит оговорку о том, что наследственный договор можно изменить или расторгнуть по соглашению сторон, но «только при жизни сторон». Законодатель, видимо, хотел подчеркнуть, что после смерти наследодателя его последняя воля должна соблюдаться неукоснительно. Упоминая вторую сторону договора — контрагента наследодателя, законодатель, скорее всего, представлял ситуацию более ранней смерти контрагента, в пользу которого сделано завещательное распоряжение. В последнем случае смерть контрагента влечет прекращение договора, поскольку российское наследственное право не знает преемства будущих наследственных прав (см. п. п. 2.2, 9.2 комментария к настоящей статье). Однако включение в содержание российского наследственного договора обязанностей контрагента и допущение завещательных распоряжений, а также установление обязанностей в пользу третьих лиц усложняют картину и актуализируют вопрос о возможности внесения в некоторые части договора изменений и после смерти наследодателя или контрагента. Например, договор предусматривает вненаследственную посмертную обязанность контрагента в виде фиксированных выплат, установленную в пользу третьего лица. Контрагент и управомоченное третье лицо своим соглашением могут изменить содержание обязанности. Или, допустим, контрагенту на случай более ранней смерти в наследственном договоре подназначен наследник. Субститут, согласившийся принять на себя обязанности контрагента, вправе обсуждать с наследодателем вопросы расторжения или изменения наследственного договора.
14.2. На основании решения суда в связи с существенным изменением обстоятельств. Может так получиться, что после заключения наследственного договора у наследодателя, которого содержал контрагент, появятся или обнаружатся близкие лица, которым он желает оставить свое имущество. Отказ от наследственного договора требует от наследодателя возмещения убытков. Учитывая нетоварный характер отношений, Закон разрешает наследодателю поставить перед судом вопрос о расторжении договора и определении последствий расторжения. На наш взгляд, в отношении посмертных обязанностей контрагента этот способ сохраняется и после открытия наследства. Например, контрагент наследодателя вправе потребовать расторжения договора в связи с выявившейся возможностью призвания к наследованию лиц, имеющих право на обязательную долю (см. п. 11.3 комментария к настоящей статье).
14.3. Односторонний отказ наследодателя. Несмотря на то что договоры должны исполняться, Закон устанавливает, что наследодатель вправе в любое время совершить односторонний отказ от наследственного договора. Об отказе уведомляются стороны (через нотариуса). Получается, что, например, контрагент, плативший наследодателю в расчете на получение квартиры по наследству, принимает на себя риск изменения последней воли наследодателя. А ведь, возможно, контрагент платил наследодателю деньги по договору в течение многих лет! Подход, сознательно избранный законодателем (комментируемой нормы не было в законопроекте N 801269-6), является еще одним свидетельством предназначенности наследственного договора для нетоварных, доверительных отношений. Следует отметить, что контрагенты не остаются совсем без защиты. Наследодатель обязан возместить им убытки, «которые возникли у них в связи с исполнением наследственного договора». Судя по формулировке «в связи с исполнением», речь, похоже, идет лишь о реальном ущербе, но не об упущенной выгоде. Если так, то контрагент в упомянутом выше примере сможет получить обратно заплаченные наследодателю деньги или стоимость содержания, но не цену квартиры, за которую он мог бы ее продать в случае исполнения договора.
15. Оспаривание наследственного договора. Наследственный договор могут оспаривать его стороны, а после смерти наследодателя — любые лица, чьи права или законные интересы были нарушены договором (обычно это обойденные наследники по закону). Отступление от общего правила о недопустимости оспаривания последней воли до момента открытия наследства обусловлено прижизненной связанностью, которую создает наследственный договор (так называемая сделка inter vivos mortis causa).
16. Сделки с имуществом наследодателя. Наследодатель может свободно совершать любые сделки со своим имуществом, невзирая на то что контрагент может остаться без обещанного ему имущества. Эта норма императивна, т.е. соглашение об ином ничтожно. С позиций коммерческих отношений такое положение является парадоксальным. Получается, заплативший в расчете на получение квартиры контрагент наследодателя рискует тем, что наследодатель в любой момент до своей смерти продаст квартиру, а деньги потратит. Схожее регулирование присутствует и в германской модели, которая также исходит из нетоварной природы отношений (§ 2288 ГГУ). Если контрагент получает право стать наследником всего имущества (или определенной доли), то он должен понимать, что состав имущества наследодателя переменен. Если же контрагент желает заплатить за конкретный объект с гарантией его получения, то следует использовать другие договорные конструкции. Вместе с тем германская модель, в отличие от российской, закрепляет обязанность наследодателя не злоупотреблять свободой прижизненного распоряжения имуществом (§ 2287, 2288).

Поделиться с друзьями
Дата: 05.06.2021
Подпишитесь в соц сетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

    Важно знать!
    В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновить на сайте.
    Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
    Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.
    Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!
    Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!
    Анонимно
    Профессионально
    Задать вопрос юристу бесплатно
    Задавайте вопрос
    удобным для Вас способом
    Ответим на вопрос в соц. сетях
    Ответим на вопрос в мессенджерах

      Ответим на вопрос по электронной почте

        Введите Ваш вопрос
        Далее