ООО «Суворов-Групп»
Профсоюзная ул., дом 93а 117279 Москва +7 495 532 54 57
Адрес «Юридический кабинет Суворова Андрея» ул. Профсоюзная, дом 93а, офис 2Б
Доп материалы
Статья 24.5. Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении
Суворов-Групп

Статья 24.5. Кодекса об административных правонарушениях РФ, действующая редакция на 2021 год с комментариями

    2130

1. Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:
(в ред. Федерального закона от 04.12.2006 N 203-ФЗ)

1) отсутствие события административного правонарушения;

2) отсутствие состава административного правонарушения, в том числе недостижение физическим лицом на момент совершения противоправных действии (бездействия) возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности (за исключением случая, предусмотренного частью 3 настоящей статьи), или невменяемость физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие);
(в ред. Федерального закона от 14.10.2014 N 307-ФЗ)

3) действия лица в состоянии крайней необходимости;

4) издание акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания;

5) признание утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность за содеянное, за исключением случая одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность;
(п. 5 в ред. Федерального закона от 23.06.2016 N 195-ФЗ)

5.1) совершение административного правонарушения, выразившегося в несоблюдении содержащихся в нормативных правовых актах обязательных требований, в случае, если их несоблюдение в соответствии с частями 3, 4 и 7 статьи 15 Федерального закона от 31 июля 2020 года N 247-ФЗ «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» не может являться основанием для привлечения к административной ответственности;
(п. 5.1 введен Федеральным законом от 24.02.2021 N 29-ФЗ)

6) истечение сроков давности привлечения к административной ответственности;

7) наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном той же статьей или той же частью статьи настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, либо постановления о возбуждении уголовного дела;
(в ред. Федерального закона от 14.10.2014 N 307-ФЗ)

8) смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении;

8.1) внесение в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве);
(п. 8.1 введен Федеральным законом от 17.04.2017 N 68-ФЗ)

9) иные предусмотренные настоящим Кодексом обстоятельства, при наличии которых лицо, совершившее действия (бездействие), содержащие признаки состава административного правонарушения, освобождается от административной ответственности.
(п. 9 введен Федеральным законом от 08.06.2015 N 140-ФЗ)

2. В случае, когда административное правонарушение совершено лицом, указанным в части 1 статьи 2.5 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда за такое административное правонарушение это лицо несет административную ответственность на общих основаниях, производство по делу об административном правонарушении после выяснения всех обстоятельств совершения административного правонарушения подлежит прекращению для привлечения указанного лица к дисциплинарной ответственности.
(часть вторая введена Федеральным законом от 04.12.2006 N 203-ФЗ)

3. В случае выявления административного правонарушения, связанного с управлением транспортным средством физическим лицом, не достигшим на момент совершения противоправного действия возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращается после применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, необходимых для пресечения соответствующего противоправного действия.
(часть 3 введена Федеральным законом от 14.10.2014 N 307-ФЗ)

4. В случае, если во время производства по делу об административном правонарушении будет установлено, что высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), иным должностным лицом органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, главой муниципального образования, возглавляющим местную администрацию, иным должностным лицом местного самоуправления, руководителем государственного, муниципального учреждения вносилось или направлялось в соответствии с порядком и сроками составления проекта соответствующего бюджета субъекта Российской Федерации, соответствующего местного бюджета предложение о выделении бюджетных ассигнований на осуществление соответствующих полномочий органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления, выполнение государственным, муниципальным учреждением соответствующих уставных задач и при этом бюджетные ассигнования на указанные цели не выделялись, производство по делу об административном правонарушении в отношении указанных должностных лиц и государственных, муниципальных учреждений подлежит прекращению.
(часть 4 в ред. Федерального закона от 23.04.2018 N 103-ФЗ)

Комментарий к статье.

Комментируемая ст. 24.5 КоАП РФ перечисляет обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении.

Так, производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии хотя бы одного из перечисленных в п. п. 1 — 9 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ обстоятельств.

К ним относятся:

а) отсутствие события административного правонарушения;

б) отсутствие состава административного правонарушения, в том числе недостижение физическим лицом на момент совершения противоправных действий (бездействия) возраста, предусмотренного КоАП РФ для привлечения к административной ответственности (за исключением случая, предусмотренного ч. 3 ст. 24.5 КоАП РФ), или невменяемость физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие);

в) действия лица в состоянии крайней необходимости;

г) издание акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания;

д) признание утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность за содеянное, за исключением случая одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность;

е) истечение сроков давности привлечения к административной ответственности;

ж) наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном той же статьей или той же частью статьи настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, либо постановления о возбуждении уголовного дела;

з) смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении;

и) внесение в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве);

к) иные предусмотренные КоАП РФ обстоятельства, при наличии которых лицо, совершившее действия (бездействие), содержащие признаки состава административного правонарушения, освобождается от административной ответственности.

Отсутствие события административного правонарушения

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению, если отсутствует событие административного правонарушения (п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).
Согласно п. 1 ст. 26.1 КоАП РФ наличие события административного правонарушения подлежат выяснению по делу об административном правонарушении.

Событие административного правонарушения характеризует его внешнее проявление и состоит из деяния (действия или бездействия), предусмотренного Особенной частью КоАП РФ либо законами субъектов РФ, посягающего на охраняемые действующим административным законодательством общественные отношения, наступивших в его результате негативных (вредных) последствий и причинно-следственной связи между ними.

Элементами события административного правонарушения признаются место, время, способ и другие обстоятельства совершения правонарушения.

Уполномоченные лица, исследуя обстоятельства правонарушения, выясняют: охраняются ли в данном конкретном случае общественные отношения, на которые совершено посягательство, мерами административной ответственности; имело ли место действие, в определенный период времени нарушающее правовые запреты, либо бездействие, нарушающее правовые предписания; по какой статье или статьям КоАП РФ квалифицируется совершенное деяние.

ПРИМЕР.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 41 Ахвахского района Республики Дагестан, оставленным без изменения решением судьи Ботлихского районного суда Республики Дагестан, Постановлением заместителя председателя Верховного суда Республики Дагестан от 28 апреля 2017 г. N 4а-190/17 и Постановлением и.о. председателя Верховного суда Республики Дагестан от 17 ноября 2017 г. N 4а-507/17, сельскохозяйственный кооператив был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 1 000 000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, был поставлен вопрос об отмене постановления мирового судьи судебного участка N 41 Ахвахского района Республики Дагестан, решения судьи Ботлихского районного суда Республики Дагестан и Постановления и.о. председателя Верховного Суда Республики Дагестан от 17 ноября 2017 г., вынесенных в отношении указанного юридического лица по делу об административном правонарушении, приведены доводы об их незаконности.

После изучения материалов дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя в Постановлении Верховного Суда РФ от 12.04.2018 N 20-АД18-4 были изложены следующие выводы.

Согласно ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный названным Кодексом, влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов.

Из материалов дела усматривалось, что постановлением заместителя управляющего Отделением — Национальным банком по Республике Дагестан Южного главного управления Центрального банка Российской Федерации сельскохозяйственный кооператив был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 9 ст. 19.5 КоАП РФ (невыполнение в установленный срок законного предписания Банка России), и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 000 рублей.
В силу ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен в полном размере лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее шестидесяти дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу, за исключением случая, предусмотренного частью 1.1 или 1.3 данной статьи, либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных ст. 31.5 КоАП РФ.
В установленный указанной нормой срок административный штраф, назначенный названным выше постановлением должностного лица, уплачен не был, что послужило основанием для привлечения сельскохозяйственного кооператива к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.
Объективная сторона данного административного правонарушения характеризуется противоправным бездействием, которое выражается в неуплате административного штрафа в срок, установленный ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ.
Следовательно, при отсутствии обязанности исполнить административное наказание в виде административного штрафа лицо не может быть привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.
Вступившим в законную силу решением судьи Арбитражного суда Республики Дагестан постановление заместителя управляющего Отделением — Национальным банком по Республике Дагестан Южного главного управления Центрального банка Российской Федерации о привлечении сельскохозяйственного кооператива к административной ответственности по ч. 9 ст. 19.5 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 500 000 рублей признано незаконным и отменено, как вынесенное в отношении лица, не являющегося субъектом ответственности за вменяемое ему правонарушение.
При этом арбитражным судом было установлено, что указанное юридическое лицо имело организационно-правовую форму «сельскохозяйственный производственный кооператив». Наличие по состоянию на день вынесения постановления должностного лица в Едином государственном реестре юридических лиц сведений о юридическом лице — ЗАО с теми же ИНН и ОГРН было вызвано неправомерным бездействием налоговой инспекции, которая не внесла в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о преобразовании ЗАО в сельскохозяйственный производственный кооператив. На период рассмотрения дела арбитражным судом в содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц сведения о юридическом лице налоговым органом были внесены соответствующие изменения в связи с ранее допущенными ошибками.
Данный факт подтвержден также вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 27 января 2017 г. по делу N А15-4615/2016.
То обстоятельство, что указанное юридическое лицо имело организационно-правовую форму «сельскохозяйственный производственный кооператив», следовало также и из имеющихся в материалах дела копии свидетельства о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц записи о внесении изменений в учредительные документы юридического лица в уведомительном порядке и копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе юридического лица.
Таким образом, привлечение юридического лица к административной ответственности за уклонение от исполнения административного наказания, назначенного постановлением заместителя управляющего Отделением — Национальным банком по Республике Дагестан Южного главного управления Центрального банка Российской Федерации, являлось незаконным.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ отсутствие события административного правонарушения является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.
В силу п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решение по результатам рассмотрения жалобы, протеста выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.
При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка Ахвахского района Республики Дагестан, решение судьи Ботлихского районного суда Республики Дагестан, Постановление заместителя председателя Верховного суда Республики Дагестан от 28 апреля 2017 г. N 4а-190/17 и Постановление и.о. председателя Верховного суда Республики Дагестан от 17 ноября 2017 г., вынесенные по настоящему делу об административном правонарушении, подлежали отмене.
Производство по делу об административном правонарушении подлежало прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием события административного правонарушения.

Отсутствие состава административного правонарушения

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению, если отсутствует состав административного правонарушения, в том числе в случае недостижения физическим лицом на момент совершения противоправных действий (бездействия) возраста, предусмотренного КоАП РФ для привлечения к административной ответственности (за исключением случая, предусмотренного ч. 3 ст. 24.5 КоАП РФ), или невменяемости физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие) (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).
Под составом административного правонарушения подразумевается совокупность субъективных и объективных признаков как элементов состава, в число которых входит наделенный административно-процессуальной правоспособностью субъект правонарушения, а также субъективная сторона правонарушения, которая определяется виновным поведением субъекта правонарушения.
К элементам состава административного правонарушения относятся:
1) объект. Объектом административного правонарушения являются охраняемые законом общественные отношения, на которые направлены противоправные действия (бездействие), образующие состав административного правонарушения;
2) объективная сторона. Объективная сторона административного правонарушения состоит в конкретном противоправным действии (бездействии) лица, которое влечет установленную КоАП РФ или законом субъекта РФ административную ответственность.
При этом с точки зрения объективной стороны составы административных правонарушений можно подразделить:
А) на формальные — когда факт совершения правонарушения определяется независимо от того, наступили вредные последствия или нет. Например, к формальным правонарушениям относятся правонарушения:
а) по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Объективная сторона данного правонарушения выражается в отказе выполнить законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения при наличии признаков опьянения у водителя транспортного средства. При этом наличие либо отсутствие опьянения у лица, привлекаемого к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, значения для квалификации правонарушения не имеет (Постановление Самарского областного суда от 14.02.2017 N 4а-118/2017). При этом отказ от выполнения законных требований уполномоченного должностного лица о прохождении такого освидетельствования может выражаться любым способом — как в форме действия, так и в форме бездействия, которые свидетельствуют о том, что водитель не намерен проходить указанное освидетельствование, в частности предпринимает усилия, препятствующие совершению данного процессуального действия или исключающие возможность его совершения. Соответственно, по смыслу ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ под невыполнением водителем законного требования о прохождении медицинского освидетельствования понимаются такие действия (бездействие) указанного лица, которые объективно исключают возможность применения данной обеспечительной меры (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2016 года N 876-О);
б) ст. 15.14 КоАП РФ «Нецелевое использование бюджетных средств». Объективную сторону состава правонарушения, предусмотренного статьей 15.14 КоАП РФ, образует факт направления средств, полученных из бюджета Российской Федерации, на цели, не соответствующие целям, определенным договором (соглашением), являющимся правовым основанием предоставления указанных средств (Постановление Самарского областного суда от 05.05.2017 N 4а-287/2017);
в) ст. 14.37 КоАП РФ «Нарушения требований к установке и (или) эксплуатации рекламной конструкции». Состав административного правонарушения, указанный в данной статье, является формальным, то есть не предусматривает материально-правовых последствий содеянного как обязательной составляющей объективной стороны правонарушения. Правонарушение считается оконченным независимо от наступления вредных последствий (Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2016 N 12АП-7729/2016);
г) ст. 14.33 «Недобросовестная конкуренция». Объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.33 КоАП РФ, составляют любые действия виновного лица, признаваемые недобросовестной конкуренцией. Состав рассматриваемого административного правонарушения является формальным, названное правонарушение признается оконченным с момента совершения действий по недобросовестной конкуренции и не предполагает наступления каких-либо неблагоприятных материально-правовых последствий (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.10.2016 по делу N А74-3946/2016);
Б) материальные — когда при совершении административного правонарушения указываются вредные последствия противоправных действий или бездействия и учитывается причинная связь между ними. К материальным правонарушениям относятся правонарушения:
а) по ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ. В указанном случае ответственность наступает за нарушение изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований в том числе технических регламентов, повлекшее причинение вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений либо создавшее угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений. Состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ, является материальным, поскольку предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны наступление вследствие совершения противоправных действий, описанных в ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ, негативных последствий в виде причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений либо создания угрозы причинения вреда жизни (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.09.2017 N 09АП-37382/2017);
б) ч. 2 ст. 9.4 КоАП РФ. Ответственность в таком случае наступает за действия, выразившиеся в нарушении в том числе требований технических регламентов, проектной документации, обязательных требований документов в области стандартизации или требований специальных технических условий, которые повлекли отступление от проектных значений параметров зданий и сооружений, затрагивают конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности объектов капитального строительства и (или) их частей или безопасность строительных конструкций, участков сетей инженерно-технического обеспечения, либо которые повлекли причинение вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений, либо которые создали угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений;
в) ч. 3 ст. 14.44 КоАП РФ. В данном случае меры административной ответственности применяются за недостоверное декларирование соответствия продукции, а также за недостоверное декларирование соответствия впервые выпускаемой в обращение продукции, относящейся к виду, типу продукции, в отношении которой предусмотрена обязательная сертификация, либо недостоверное декларирование такой продукции на основании собственных доказательств в случае, если отсутствуют или не могут быть применены документы по стандартизации, в результате применения которых обеспечивается соблюдение требований технических регламентов, повлекшие причинение вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений либо создавшие угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений.
При этом суды отмечают, что в силу ст. 2.9 КоАП РФ последствия деяния (при наличии признаков как материального, так и формального состава) не исключаются при оценке малозначительности содеянного. Существенная угроза охраняемым общественным отношениям (опасность для личности, общества или государства) может заключаться в пренебрежительном отношении лица, привлекаемого к административной ответственности, к исполнению своих публично-правовых обязанностей, к формальным требованиям публичного права. При этом в каждом конкретном случае следует учитывать разовый либо систематический характер противоправного поведения и (или) иные обстоятельства, сопутствующие (предшествующие) деянию (Постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.01.2018 N 18АП-14360/2017, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2018 N 07АП-854/2018, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2015 N 13АП-8229/2015).
Указанное означает, что возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий. То есть из норм КоАП РФ следует, что малозначительность может быть применена ко всем составам административных правонарушений, в том числе носящим формальный характер (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2017 по делу N А66-5733/2017);
3) субъект. Под субъектом административного правонарушения понимается праводееспособное лицо, совершившее правонарушение, которое влечет установленную КоАП РФ или законом субъекта РФ административную ответственность. Субъектами административной ответственности могут являться физические лица, юридические лица, должностные лица.
КоАП РФ специально определены признаки, характеризующие физическое лицо как субъект противоправного деяния, каковыми являются недостижение возраста, с которого лицо может быть привлечено к административной ответственности, и его невменяемость (ст. ст. 2.3 и 2.8 КоАП РФ).
Физические лица признаются субъектами административной ответственности в случае, если к моменту совершения административного правонарушения они достигли возраста 16 лет (ч. 1 ст. 2.3 КоАП РФ). Согласно ст. 2.8 КоАП РФ не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.
Дополнительно к положениям закона правоприменительной практикой конкретизированы требования к тому, чтобы считаться субъектом правонарушения, предусмотренного нормой той или иной главы КоАП РФ.
Например, при определении субъекта административного правонарушения, предусмотренного главой 12 КоАП РФ, следует учитывать, что водителем является лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще. К водителю также приравнивается лицо, обучающее вождению.
В случае фиксации административного правонарушения в области дорожного движения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи субъектом такого правонарушения является собственник (владелец) транспортного средства, независимо от того, является он физическим либо юридическим лицом (ч. 1 ст. 2.6.1 КоАП РФ) (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).
В качестве самостоятельного субъекта административной ответственности законодательство об административных правонарушениях рассматривает юридическое лицо. При этом в ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ отдельно отмечено, что юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых указанным КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Наличие данной возможности всегда анализируется судами при рассмотрении дел в отношении юридических лиц.
Должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей (ч. 1 ст. 2.4 КоАП РФ)
Под должностным лицом в КоАП РФ следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.
При этом назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо (ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ). То есть по смыслу ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ закон не устанавливает альтернативную возможность привлечения к ответственности либо юридического лица, либо его руководителя. Следовательно, к ответственности могут быть привлечены как общество, так и его должностное лицо.
Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица, если КоАП РФ не установлено иное;
4) субъективная сторона. Субъективную сторону административного правонарушения характеризует вина — психическое отношение физического лица к совершаемому им противоправному действию (бездействию) и причинно обусловленному им результату.
Кроме того, к элементам субъективной стороны правонарушения относятся мотивы и цели деяния.
Согласно ч. 1 ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
Выделяются 2 формы вины:
1) умысел (прямой или косвенный). Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично (ч. 1 ст. 2.2 КоАП РФ);
2) неосторожность (самонадеянность или небрежность). Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (ч. 2 ст. 2.2 КоАП РФ).
При этом в отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП РФ формы вины не выделяет.
Следовательно, и в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ). Обстоятельства, указанные в ч. ч. 1 или 2 ст. 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат (п. 16.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10).
В п. 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» указано, что выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ.
Отметим, что при отсутствии хотя бы одного из элементов состава административного правонарушения лицо не может быть привлечено к административной ответственности.
Отсутствие состава административного правонарушения как одно из оснований, исключающих производство по делу об административном правонарушении, носит реабилитирующий характер. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что факт деяния имел место, однако при этом отсутствовал хотя бы один из необходимых признаков, в совокупности образующих состав административного правонарушения: объект посягательства (правонарушения), субъект правонарушения, его объективная и субъективная стороны (Справка по результатам изучения случаев прекращения судами Амурской области производства по делу об административном правонарушении, передачи дела по подведомственности, а также возвращения протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол).

Действия лица в состоянии крайней необходимости

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению, если действия лица совершены в состоянии крайней необходимости (п. 3 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).
Согласно ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.
Состояние крайней необходимости предполагает устранение лицом с причинением вреда охраняемым законом интересам такой опасности, которая носит чрезвычайный характер и непосредственно угрожает личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, но не устранение опасности, которая может наступить в будущем.
По смыслу указанной нормы лицо может действовать в состоянии крайней необходимости при наличии и доказанности существования одновременно 3 совокупных следующих условий:
а) существование реальной, а не мнимой либо предположительной опасности правам и законным интересам;
б) доказанность невозможности устранения такой опасности иными средствами, которые лицо фактически предпринимало для устранения опасности;
в) доказанность меньшей значительности причиненного вреда по сравнению с предотвращенным вредом.
Для квалификации состояния крайней необходимости все названные условия должны иметь место в совокупности.
При этом в отличие от общего правила обязанность доказывания вынужденного совершения противоправных действий в состоянии крайней необходимости лежит не на административном органе, а на лице, привлекаемом к административной ответственности (Постановление Московского городского суда от 28.05.2018 N 4а-2459/2018, Постановление Ульяновского областного суда от 06.12.2017 по делу N 4А-460/2017, Постановление Курганского областного суда от 05.07.2017 N 4А-327/2017, Постановление Верховного суда Республики Мордовия от 31.05.2016 N 4-а-78/2016).
Отметим, что суды не признают действия лица совершенными в состоянии крайней необходимости в случае, когда лицо, управляющее автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, объясняет свои действия тем, что его родственники нуждаются в срочной медицинской помощи. Указанное деяние не может служить основанием для освобождения от административной ответственности, поскольку не подпадает под понятие крайней необходимости, содержащееся в статье 2.7 КоАП РФ. Возникшая ситуация (опасность) могла быть устранена иными способами, в том числе путем вызова скорой медицинской помощи или такси (Постановление Вологодского областного суда от 11.07.2013 N 4А-290, Постановление Орловского областного суда от 30.11.2012, Постановление Владимирского областного суда от 09.06.2015 N 4а-202/2015, Постановление Верховного суда Республики Хакасия от 23.12.2015 по делу N 7н-188/2015).
Суды при этом указывают, что при всем трагизме ситуации необходимость добраться до места назначения могла быть достигнута иными способами, в том числе путем вызова такси либо привлечения к управлению автомобилем иного лица, находящегося в трезвом состоянии, т.к. управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения безусловно представляет повышенную опасность для жизни, здоровья и имущества участников дорожного движения, сопряженную с риском наступления тяжких последствий, т.е. существенно нарушает охраняемые общественные отношения независимо от роли, личности правонарушителя, размера вреда, наступивших последствий и их тяжести.

Признание утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность 
за содеянное

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии такого обстоятельства, как признание утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность за содеянное, за исключением случая одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность.
Также исходя из ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ следует, что закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.
Положения ч. 2 ст. 1.7 «Действие законодательства об административных правонарушениях во времени» и п. 5 ч. 1 ст. 24.5 «Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении» КоАП РФ являются взаимосвязанными. Они воспроизводят и конкретизируют соответствующие положения Конституции Российской Федерации применительно к институту административной ответственности физических и юридических лиц. Согласно этим нормам действие закона, отменяющего административную ответственность, распространяется на лиц, в отношении которых не исполнено постановление о назначении административного наказания.
ПРИМЕР.
Постановлением и.о. командира ОБ ДПС ГИБДД МО МВД России «Каменск-Уральский» по ч. 3 ст. 12.23 КоАП РФ «Нарушение требований к перевозке детей, установленных Правилами дорожного движения» физическому лицу было назначено наказание в виде штрафа в размере 3 000 рублей. Однако с указанным постановлением оно не согласилось и обратилось в суд. В иске физическое лицо в обоснование своих доводов указало, что ребенок находился на заднем сиденье автомобиля, был пристегнут в соответствии с Правилами дорожного движения штатным ремнем безопасности с использованием подушки «бустер».
Изучив материалы дела и доводы жалобы, Свердловский областной суд указал следующее.
Согласно ч. 3 ст. 12.23 КоАП РФ нарушение требований к перевозке детей, установленных Правилами дорожного движения, влечет за собой административную ответственность.
В силу п. 22.9 Правил дорожного движения (в редакции на момент совершения правонарушения) перевозка детей допускается при условии обеспечения их безопасности с учетом особенностей конструкции транспортного средства. Перевозка детей до 12-летнего возраста в транспортных средствах, оборудованных ремнями безопасности, должна осуществляться с использованием детских удерживающих устройств, соответствующих весу и росту ребенка, или иных средств, позволяющих пристегнуть ребенка с помощью ремней безопасности, предусмотренных конструкцией транспортного средства, а на переднем сиденье легкового автомобиля — только с использованием детских удерживающих устройств.
Как установлено должностным лицом ГИБДД и судьей, физическое лицо, управляя транспортным средством, оборудованным ремнями безопасности, перевозило на заднем сиденье ребенка до 12 лет без детского удерживающего устройства. Указанные обстоятельства послужили основанием для привлечения его к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.23 КоАП РФ.
Между тем Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июня 2017 года N 761 «О внесении изменений в Правила дорожного движения Российской Федерации», вступившим в законную силу 12 июля 2017 года, п. 22.9 Правил дорожного движения Российской Федерации изложен в следующей редакции: перевозка детей в возрасте от 7 до 11 лет (включительно) в легковом автомобиле и кабине грузового автомобиля, конструкцией которых предусмотрены ремни безопасности либо ремни безопасности и детская удерживающая система ISOFIX, должна осуществляться с использованием детских удерживающих систем (устройств), соответствующих весу и росту ребенка, или с использованием ремней безопасности, а на переднем сиденье легкового автомобиля — только с использованием детских удерживающих систем (устройств), соответствующих весу и росту ребенка (далее — Постановление N 761).
Из материалов дела видно, что водитель перевозил ребенка в возрасте 8 лет на заднем сиденье автомобиля с использованием ремней безопасности и с применением подушки «бустер».
В соответствии с ч. 2 ст. 54 Конституции РФ, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.
Частью 2 ст. 1.7 КоАП РФ установлено, что закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.
Приведенные выше положения Постановления N 761 улучшают правовое положение физического лица и отменяют административную ответственность за совершенное правонарушение.
Таким образом, действия, за которые физическое лицо было привлечено к административной ответственности, на момент рассмотрения дела не являлись нарушением требований ч. 3 ст. 12.23 КоАП РФ.
С учетом положений ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ постановление должностного лица подлежало отмене с прекращением производства по делу на основании п. 5 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отменой положения закона, установившего административную ответственность.
С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.6, 30.7 КоАП РФ, суд Свердловского областного суда в решении от 12 декабря 2017 г. по делу N 72-1550/2017 принял решение постановление и.о. командира ОБ ДПС ГИБДД МО МВД России и решение судьи Каменского районного суда Свердловской области по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.23 КоАП РФ, в отношении физического лица отменить, а производство по делу прекратить на основании п. 5 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Истечение сроков давности привлечения к административной ответственности

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии такого обстоятельства, как истечение сроков давности привлечения к административной ответственности.
Согласно ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении 2 месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, — по истечении 3 месяцев) со дня совершения административного правонарушения.
В соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ срок давности о привлечении к административной ответственности начинает течь с момента совершения административного правонарушения, а при длящихся правонарушениях — с момента обнаружения административного правонарушения. Днем обнаружения административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол о данном административном правонарушении, выявило факт совершения этого правонарушения. Указанный день определяется исходя из характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления. При этом под длящимся административным правонарушением следует понимать действие (бездействие), выражающееся в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении возложенных на лицо обязанностей и характеризующееся непрерывным осуществлением противоправного деяния, за исключением случаев, когда административные правонарушения, выражающиеся в невыполнении обязанности к конкретному сроку, не могут быть рассмотрены в качестве длящихся (п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).
В постановлении о прекращении производства по делу по названному основанию исходя из положения, закрепленного в п. 4 ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ, должны быть указаны все установленные по делу обстоятельства, а не только связанные с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.
В случае, когда постановление о прекращении производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности либо решение по результатам рассмотрения жалобы на это постановление обжалуется лицом, в отношении которого составлялся протокол об административном правонарушении, настаивающим на своей невиновности, то ему не может быть отказано в проверке и оценке доводов об отсутствии в его действиях (бездействии) состава административного правонарушения в целях обеспечения судебной защиты прав и свобод этого лица (ч. 3 ст. 30.6, ч. 3 ст. 30.9 КоАП РФ).
Установив при рассмотрении жалобы такого лица обоснованность выводов юрисдикционного органа, а также правильность исчисления срока давности привлечения к административной ответственности в зависимости от категории дела, судья отказывает в ее удовлетворении и оставляет постановление без изменения. При этом необходимо учитывать, что в названном постановлении о прекращении производства по делу не могут содержаться выводы юрисдикционного органа о виновности лица, в отношении которого был составлен протокол об административном правонарушении. При наличии таких выводов в обжалуемом постановлении судья с учетом положений ст. 1.5 КоАП РФ о презумпции невиновности обязан вынести решение об изменении постановления, исключив из него указание на вину этого лица (п. 2 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ).
Если при рассмотрении жалобы будет установлено, что в действиях лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, не содержится состава административного правонарушения либо отсутствовало само событие административного правонарушения, то такое постановление подлежит отмене с вынесением решения о прекращении производства по делу в соответствии с п. 1 либо п. 2 ст. 24.5 КоАП РФ (п. 13.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

ПРИМЕР.

Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Омской области обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением о привлечении МУП к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ «Осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна)».
Решением Арбитражного суда Омской области, оставленным без изменения Постановлением от 18.12.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления было отказано по основанию пропуска срока давности привлечения МУП к административной ответственности.
В кассационной жалобе, поданной в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа, Управление Росприроднадзора просило отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на нарушение норм права, несоответствие выводов судов обстоятельствам дела, и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования.
По мнению подателя кассационной жалобы, вывод судов о пропуске срока давности привлечения МУП к административной ответственности является ошибочным.
Проверив в соответствии со ст. ст. 284, 286 АПК РФ обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа не нашел оснований для отмены принятых по делу судебных актов.
Как следовало из материалов дела, 18.07.2017 должностными лицами управления в ходе рейдового осмотра территории в административных границах Усть-Ишимского муниципального района был установлен факт осуществления деятельности предприятием по транспортированию жидких коммунальных отходов с использованием автотранспортного средства КамАЗ на несанкционированную свалку. О результатах рейдового осмотра, обследования Управлением Росприроднадзора был составлен акт от 25.07.2017.
По факту осуществления МУП деятельности без специального разрешения (лицензии) был составлен протокол об административном правонарушении от 28.07.2017, на основании которого Управление Росприроднадзора обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении его к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали Управлению Росприроднадзора в удовлетворении заявления по причине истечения срока давности привлечения МУП к административной ответственности.
Оставляя без изменения обжалуемые судебные акты, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа указал следующее.
На основании ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), влечет наложение административного штрафа с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой.
Одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, является истечение срока давности привлечения к административной ответственности (п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).
Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении 2 месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, — по истечении 3 месяцев) со дня обнаружения административного правонарушения.
В соответствии с положениями ч. ч. 1, 2 ст. 4.8 КоАП РФ сроки, предусмотренные КоАП РФ, исчисляются часами, сутками, днями, месяцами, годами. Течение срока, определенного периодом, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено начало срока. Срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, срок истекает в последние сутки этого месяца. Срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года.
В силу примечания к ст. 4.8 КоАП РФ ее положения не применяются, если другими статьями КоАП РФ установлен иной порядок исчисления сроков, а также при исчислении сроков административных наказаний.
Таким образом, положения ч. 1 ст. 4.8 КоАП РФ об исчислении срока, определенного периодом, со следующего дня после календарной даты или наступления события, которыми определено начало срока, не отменяют установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ специальный порядок исчисления срока для вынесения постановления по делу об административном правонарушении со дня совершения административного правонарушения.
Как следовало из акта о результатах рейдового осмотра, обследования от 25.07.2017, протокола об административном правонарушении от 28.07.2017, вменяемое правонарушение было обнаружено должностными лицами Управления Росприроднадзора 18.07.2017.
Следовательно, течение 3-месячного срока, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для вынесения судом решения по делу об административном правонарушении, начиналось с 18.07.2017 — со дня обнаружения административного правонарушения, а заканчивалось 17.10.2017 — в дату, определенную с учетом ч. 2 ст. 4.8 КоАП РФ и примечания к указанной статье, соответствующую истечению 3-месячного срока.
Таким образом, привлечение МУП к административной ответственности после 17.10.2017 являлось недопустимым.
Аналогичная позиция исчисления сроков давности привлечения к ответственности изложена в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», согласно которому сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода (например, если преступление небольшой тяжести было совершено 12.08.2010 в 18 часов, срок давности в данном случае начинает течь 12.08.2010, последний день срока давности — 11.08.2012, по истечении которого, т.е. с 00 часов 00 минут 12.08.2012, привлечение к уголовной ответственности недопустимо). При этом не имеет значения, приходится ли окончание срока давности на рабочий, выходной или праздничный день.
С учетом изложенного установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ 3-месячный срок давности привлечения МУП к ответственности истек к моменту вынесения оспариваемого решения суда первой инстанции.
При таких обстоятельствах арбитражные суды правомерно отказали в удовлетворении заявления Управления Росприроднадзора о привлечении МУП к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.
В связи с вышеизложенным Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении от 01.03.2018 N Ф04-223/2018 пришел к выводу решение от 26.10.2017 Арбитражного суда Омской области и Постановление от 18.12.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А46-13714/2017 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
При этом, как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.06.2009 N 9-П, в силу презумпции невиновности (ст. 1.5 КоАП РФ) лицо, в отношении которого дело об административном правонарушении прекращено ввиду истечения сроков давности, считается невиновным, то есть государство, отказываясь от преследования лица за административное правонарушение, не ставит более под сомнение его статус в качестве невиновного и, более того, признает, что не имеет оснований для опровержения его невиновности.
Между тем это не препятствует лицу, в отношении которого было прекращено производство по делу об административном правонарушении по основаниям, предусмотренным п. п. 4 — 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, обжаловать принятое в отношении него постановление по делу об административном правонарушении. Из этого исходит и Верховный Суд Российской Федерации. Как отмечено в п. 13.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (введен Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 года N 13), в случае, когда постановление о прекращении производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности либо решение по результатам рассмотрения жалобы на это постановление обжалуется лицом, в отношении которого составлялся протокол об административном правонарушении, настаивающим на своей невиновности, ему не может быть отказано в проверке и оценке доводов об отсутствии в его действиях (бездействии) состава административного правонарушения в целях обеспечения судебной защиты прав и свобод этого лица (ч. 3 ст. 30.6, ч. 3 ст. 30.9 КоАП РФ).

Наличие по одному и тому же факту совершения постановлений о назначении административного наказания, о прекращении
производства, о возбуждении уголовного дела

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела.
Из приведенной нормы следует, что обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении, является наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении:
а) либо постановления о назначении административного наказания;
б) либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении;
в) либо постановления о возбуждении уголовного дела.
В соответствии с ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.
При совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение (ч. 1 ст. 4.4 КоАП РФ).
При совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) КоАП РФ и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания (ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ).

ПРИМЕР.

Постановлением судьи гражданин был признан виновным в том, что, управляя автомобилем, допустил наезд на автомобили, после чего оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого явился.
В жалобе гражданин просил отменить постановление судьи и направить дело на новое рассмотрение, поскольку считал, что наезд на четыре машины в одном месте и в одно время образует одно событие административного правонарушения, а постановлением судьи он уже был привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.
Проверив материалы дела, Свердловский областной суд в решении от 14 августа 2014 г. по делу N 71-344/2014 нашел постановление судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.
Частью 2 ст. 12.27 КоАП РФ установлена ответственность за оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.
В соответствии с п. 1.2 Правил дорожного движения дорожно-транспортным происшествием является событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором повреждены транспортные средства либо причинен иной материальный ущерб, а согласно п. 2.5 указанных Правил водитель, причастный к этому событию, обязан не трогать с места транспортное средство и ожидать прибытия сотрудников полиции.
Судьей Свердловского областного суда было установлено, что гражданин, управляя автомобилем, допустил наезд на автомобили, после чего оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого явился.
Таким образом, судья Свердловского областного суда пришел к обоснованному выводу о нарушении гражданином п. 2.5 Правил дорожного движения.
По окончании административного расследования в отношении гражданина было составлено 2 протокола об административных правонарушениях, в каждом из которых ему вменено нарушение п. 2.5 Правил дорожного движения. Указанные протоколы были переданы на рассмотрение в городской суд, судья которого вынес 2 постановления о привлечении гражданина к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, назначив по каждому наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 года.
При этом судья городского суда не учел, что действия гражданина были совершены фактически в одном месте, в один день с разницей во времени 3 минуты, что образует единое событие административного правонарушения.
При таких обстоятельствах судья Свердловского областного суда пришел к выводу, что судья суда нижестоящей инстанции не вправе был выносить 2 постановления о назначении административного наказания по одному и тому же факту совершения гражданином противоправных действий. Он должен был рассмотреть все поступившие к нему материалы в отношении гражданина в рамках одного дела и назначить административное наказание по правилам ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ.
Однако эти требования закона судьей городского суда не были выполнены. Тем самым, по мнению судьи Свердловского областного суда, был нарушен важнейший принцип административной ответственности, установленный в ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ: никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.
Согласно п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.
С учетом изложенного, по мнению судьи Свердловского областного суда, постановление судьи нельзя было признать законным, оно подлежало отмене, а производство по делу — прекращению.
Руководствуясь п. 7 ч. 1 ст. 24.5, ст. ст. 30.6, 30.7 КоАП РФ, судья Свердловского областного суда решил постановление судьи городского суда Свердловской области, которым гражданин был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, отменить, а производство по делу прекратить в связи с наличием по данному факту совершения противоправных действий постановления о назначении административного наказания.

ПРИМЕР.

Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения постановлением заместителя председателя областного суда, гражданин признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию за то, что он в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, управлял транспортным средством в состоянии опьянения. В протесте, принесенном в Верховный Суд Российской Федерации, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации просил отменить указанные постановления, ссылаясь на их незаконность.
Частью 1 ст. 12.8 КоАП РФ установлена административная ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.
В силу п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) постановления о назначении административного наказания и постановления о возбуждении уголовного дела.
Из представленных материалов следует, что в отношении указанного гражданина возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, в связи с тем, что он управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, не справился с управлением, съехал в кювет, где совершил наезд на препятствие, в результате чего пассажиру были причинены телесные повреждения, которые квалифицируются как тяжкий вред здоровью.
В соответствии с правовой позицией, выраженной в п. 12.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», если в ходе судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. ч. 2, 4 или 6 ст. 264 либо ст. 264.1 УК РФ, будет установлено, что лицо в связи с этим правонарушением привлечено к административной ответственности по ч. 1 или ч. 3 ст. 12.8 либо по ст. 12.26 КоАП РФ, то суду следует направить уголовное дело прокурору на основании ст. 237 УПК РФ, поскольку вступившее в законную силу и неотмененное решение о привлечении к административной ответственности лица за совершение тех же действий, которые вменены ему органами предварительного расследования (управление транспортным средством в состоянии опьянения или невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), является препятствием для вынесения приговора.
Наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания и постановления о возбуждении уголовного дела является основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении.
При таких обстоятельствах постановление мирового судьи и постановление заместителя председателя областного суда, вынесенные в отношении гражданина по делу об административном правонарушении, отменены судьей Верховного Суда Российской Федерации производство по делу прекращено.
Вышеуказанная позиция изложена в п. 38 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017).

Наличие иных предусмотренных КоАП РФ обстоятельств

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению в случае, если имеются иные предусмотренные КоАП РФ обстоятельства, при наличии которых лицо, совершившее действия (бездействие), содержащие признаки состава административного правонарушения, освобождается от административной ответственности.
В силу ст. 2.9 КоАП РФ судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием в случае малозначительности совершенного правонарушения.
Согласно п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» малозначительным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащие признаки состава правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющие существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.
В пунктах 18, 18.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснено, что квалификация правонарушения как малозначительного производится с учетом конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.
При этом КоАП РФ не содержит указаний на невозможность применения статьи 2.9 КоАП РФ в отношении какого-либо административного правонарушения. Так, в квалификации правонарушения в качестве малозначительного не может быть отказано только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий.
Кроме того, исходя из разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации (в Постановлениях от 17.01.2013 N 1-П, от 25.02.2014 N 4-П, Определениях от 09.04.2003 N 116-О, от 05.11.2003 N 349-О, от 16.07.2009 N 919-О-О, от 29.05.2014 N 1013-О) малозначительность является одним из средств, позволяющих в конкретном деле обеспечить определение меры воздействия, соответствующей принципам справедливости и соразмерности наказания.
Применение ст. 2.9 КоАП РФ является правом, а не обязанностью органа или суда, рассматривающих дело об административном правонарушении.
Малозначительность является оценочной категорией, применяемой по усмотрению органа или суда, рассматривающих дело об административном правонарушении, в исключительных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела, объективно характеризующих противоправное деяние и указывающих на отсутствие угрозы охраняемым общественным отношениям.
Суды, учитывая положения ст. 2.9, п. 9 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, вправе прекратить производство по делу об административном правонарушении в связи с малозначительностью (см., например, решение Свердловского областного суда от 08.02.2017 по делу N 72-190/2017, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 16.07.2015 N 02АП-5338/2015).

Совершение правонарушения, связанного с управлением
транспортным средством, лицом, не достигшим на момент
совершения противоправного действия возраста,
предусмотренного КоАП РФ для привлечения к ответственности

В случае выявления административного правонарушения, связанного с управлением транспортным средством физическим лицом, не достигшим на момент совершения противоправного действия возраста, предусмотренного КоАП РФ для привлечения к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращается после применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, необходимых для пресечения соответствующего противоправного действия (ч. 3 ст. 24.5 КоАП РФ).
Административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста 16 лет (ч. 1 ст. 2.3 КоАП РФ).
Лица, не достигшие возраста 18 лет, могут быть лишены права управления только теми транспортными средствами, право управления которыми им предоставлено (лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста, вправе управлять транспортными средствами категории «A» и самоходными машинами категории «A», а лица, достигшие возраста 17 лет, — самоходными машинами категорий «B», «C», «E» и «F»).
Назначение административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами исходя из положений ст. 3.8 КоАП РФ возможно только лицам, имеющим такое право либо лишенным его в установленном законом порядке. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, перечисленных в главе 12 КоАП РФ, когда субъектом правонарушения является лицо, которое не получало право управления транспортными средствами либо его утратило на основании ст. 28 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (за исключением случаев лишения права управления в предусмотренном законом порядке), необходимо учитывать, что санкция в виде лишения права управления транспортными средствами к данному лицу не может быть применена (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

1. Обстоятельствами, исключающими производство по делу об административном правонарушении, являются:

— отсутствие события административного правонарушения, т.е. отсутствие факта совершения противоправного действия (бездействия), предусмотренного КоАП РФ или законом субъекта РФ;

— отсутствие состава административного правонарушения. Состав административного правонарушения будет отсутствовать при отсутствии хотя бы одного из элементов административного правонарушения (субъект, объект, субъективная сторона, объективная сторона). При этом отсутствие субъекта означает:

недостижение субъектом — физическим лицом на момент совершения правонарушения возраста привлечения к административной ответственности — 16 лет (ст. 2.3 КоАП РФ);

невменяемость физического лица, установленная актом судебно-психиатрической экспертизы (ст. 2.8 КоАП РФ);

— действие лица в состоянии крайней необходимости (ст. 2.7 КоАП РФ);

— издание акта амнистии, устраняющего применение именно административного наказания. Акт об амнистии издается Государственной Думой в отношении неопределенного круга лиц;

— отмена закона, установившего административную ответственность (ст. 1.7 КоАП РФ). Действие закона может быть отменено только актом не меньшей юридической силы, т.е. законом. Нормативно-правовые акты меньшей юридической силы отменить или изменить закон, установивший административную ответственность, не могут;

— истечение сроков давности привлечения к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ);

— наличие по данному событию противоправного деяния (бездействия) в отношении привлекаемого лица:

либо постановления о привлечение к административной ответственности;

либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении;

либо постановления о возбуждении уголовного дела;

— смерть физического лица, привлекаемого к ответственности.

Перечень указанных обстоятельств является исчерпывающим. Юридическое значение данной категории обстоятельств заключается в следующем: при наличии хотя бы одного из указанных обстоятельств производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

2. Пункт 2 устанавливает дополнительное основание для прекращения производства по делу об административном правонарушении при наличии следующих условий:

— субъект — лицо, указанное в ст. 2.5 КоАП РФ (военнослужащий, гражданин, призванный на военные сборы, или лицо, имеющие определенное специальное звание);

— выяснение всех обстоятельств совершения правонарушения;

— отсутствие общих оснований административной ответственности;

— прекращение производства производится в целях привлечения субъекта к дисциплинарной ответственности.

Поделиться с друзьями
Дата: 21.03.2021
Подпишитесь в соц сетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

    Важно знать!
    В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновить на сайте.
    Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
    Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.
    Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!
    Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!
    Анонимно
    Профессионально
    Задать вопрос юристу бесплатно
    Задавайте вопрос
    удобным для Вас способом
    Ответим на вопрос в соц. сетях
    Ответим на вопрос в мессенджерах

      Ответим на вопрос по электронной почте

        Укажите имя и телефон
        Мы перезвоним Вам в течение 5 минут